Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


РОССИЙСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ

ПЕРВЫЕ ШАГИ РОССИЙСКОГО «ПОДПЛАВА»

Денис СУСЛОВ

История создания российского подводного флота - это история, сотканная из противоречий. Упорное нежелание власти видеть перспективу строительства подводных лодок и энтузиазм отдельных офицеров и конструкторов, безалаберность и цепь нелепых случайностей, с одной стороны и героизм и самоотверженность с другой. Период с 1900 по 1913 год - это время рождения и первые шаги российского «Подплава». Это время великих успехов и трагических неудач. 19 марта 2006 года в День моряка-подводника Россия будет отмечать столетие российского подводного флота. Давайте вместе вспомним, что стоит за этой датой

1 декабря 1900 года Российское морское ведомство, рассмотрев публикации зарубежной прессы, создало комиссию по проектированию подводных судов в составе:

  • старший помощник судостроителя Иван Григорьевич Бубнов;

  • старший инженер-механик Иван Семенович Горюнов;

  • лейтенант Михаил Николаевич Беклемешев.

    Комиссия, получившая отдельную секретную комнату в помещении «Опытового судостроительного бассейна», приступила к работе и 3 мая 1901 года представила проект «миноносца № 113» (класса подводных лодок в Военно-морском флоте России еще не существовало). 5 июля проект был утвержден, а несколько дней спустя Санкт-Петербургскому Балтийскому заводу уже был выдан заказ на постройку. Строителем «миноносца №113» назначили И.Г.Бубнова. В основу создания подводной лодки были положены следующие соображения:

  • Принцип наименьших затрат, исходя из которого водоизмещение должно было быть минимальным.

  • Надводная скорость лодки должна быть достаточной для нападения на суда, проходящие мимо нее либо двигающиеся у входа в гавань малым ходом.

    Составление чертежей было поручено (под руководством комиссии) конструкторскому бюро Балтийского завода, которое несколько позже было преобразовано в отдел подводного плавания («Подплав»). Сменив последовательно ряд названий и претерпев многочисленные преобразования, это старейшее подводное бюро существует и в настоящее время -это Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин».

    В марте 1902 года построенное судно было зачислено в списки флота как «миноносец № 150». В мае 1903 года лодка была спущена на воду, и ей Высочайшим Повелением было присвоено имя «Дельфин». В октябре того же года по окончании ходовых испытаний М.Н.Беклемишев, назначенный командиром лодки, докладывал:

  • возможность подводного плавания при скорости 5 узлов

  • глубина обеспечивается с точностью до 1 фута;

  • скорость по поверхности в 8,5 узла можно увеличить установкой винта с поворотными лопастями;

  • практическая дальность плавания под электромотором определилась в 60 миль при скорости 5,2 узла, причем в течение четырех дней производились варка свежей пищи, вентиляция и освещение;

  • зарядка аккумуляторов от мотора практически проверена много раз;

  • не только командование, но даже несколько человек мастеровых, работающих на лодке, переносят подводное плавание спокойно...

    Беклемешев весьма тщательно подбирал экипаж для «Дельфина». Он брал людей технически образованных, здорового сложения, хорошего поведения, некурящих, а также, и это, возможно, главное, желающих служить на лодке.

    Первая и до 1904 года единственная русская подводная лодка «Дельфин» стала школьным классом, через который проходили офицеры и матросы, выразившие желание служить на создаваемом подводном флоте.

    16 июня 1904 года во время учебного погружения из-за недоработок в конструкции и ошибки временного исполняющего обязанности командира лодки лейтенанта Черкасова лодка ушла под воду с незакрытым люком и затонула. Из трех офицеров и 33 человек команды сумели спастись лишь 12. Весьма показательным фактом является то, что все спасенные матросы изъявили желание продолжить службу в «Подплаве». Вообще моральное состояние экипажей было очень высоким. Все чины проходили обучение добровольно, и из 250 матросов после прохождения курса отказался служить только один человек, из 30 офицеров - двое. Через два дня после аварии лодка была поднята и после ремонта в ноябре 1904 года направлена во Владивосток, где она должна была влиться в спешно создаваемый отряд подводных сил в районе Дальнего Востока.

    ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДЕЛЬФИНА

  • Длина, м: 19,5

  • Ширина, м: 3,35

  • Осадка, м: 2,9

  • Водоизмещение надводное/подводное, т: 113/124

  • Мощность двигателей надводного/подводного хода, л.с: 1х300/1х120

  • Скорость надводного/подводного хода, узл.: 10/6

  • Дальность плавания надводным/подводным ходом, миль: 243/28

  • Глубина погружения, м: 50.

    ВООРУЖЕНИЕ

  • Решетчатые торпедные аппараты Джевецкого: 2

  • Торпеды образца 1898 г. калибра 380 мм: 2

    Русско-японская война стала первой войной в истории, в которой приняли участие субмарины как новый тип корабля. Вопрос о целесообразности их использования в принципе рассматривался в российских ведомствах до самого начала войны. Но после первых неудач на море вопрос изменился в корне. Лихорадочно начали заказывать, где только можно, подводные лодки.

    К 1904 году флот имел 4 субмарины: «Дельфин», «Форель» (лодка, построенная на заводе Круппа в Германии), «Осетр» (американская лодка конструкции Лэка) и «Сом» (американская лодка конструкции Голланда). В конце года было введено в строй еще несколько боевых лодок.

    23 декабря 1905 года из них был сформирован «отдельный отряд миноносцев» и зачислен во Владивостокский отряд крейсеров. Начальником отряда стал командир «Касатки» лейтенант А.В.Плотто.

    Разработанная офицерами тактика проведения масштабных операций наступательного характера была уникальна для своего времени и являлась смелым и решительным шагом, но не соответствовала техническому состоянию созданных подлодок и уровню подготовки экипажей.

    При этом идея использования подводных лодок не поддерживалась командованием флота. Командир «Сома» князь В.В.Трубецкой писал, что по существу лодками никто не руководил, а инициативу командиров подавляли.

    Все приходилось делать впервые, даже придумывать командные слова для управления лодкой. В основном их разработали командир «Ската» лейтенант М.М.Тедьер и командир «Щуки» лейтенант И.И.Ризнич. Многие из них сохранились до настоящего времени. Подводники сами сохраняли себе запасы горючего на разных островах до залива Посьет, принимая на борт дополнительные бидоны с бензином. Жили они на транспорте «Шилка» в отвратительных условиях. В отчете о действиях лодок об этом говорилось так: «Команды лодок были помещены отвратительно скверно: Люди, уставшие на лодке, не имели угла, где можно отдохнуть, постоянно перемещались с одного корабля на другой, часто не получая горячей пищи». Зато на подводников щедро изливался адмиральский гнев - чаще без всякого повода. Адмирал Бирилев, посетив лодку «Скат», только что вернувшуюся с моря, дотронулся до смазанного маслом двигателя рукой, обтянутой белоснежной перчаткой, и испачкал ее. Через два часа появился приказ следующего содержания: «Сего числа, посетив отряд миноносцев, нашел его в отвратительном состоянии. Всюду грязь и мерзость. Считая во всем ответственным отрядного механика в злом попустительстве и преступном небрежении, предлагаю ему в трехдневный срок оставить крепость, так как в крепости на осадном положении преступникам не место». Представлению адмирала о подводном плавании прекрасно отвечает следующий случай: на требовании начальника отряда подлодок о выделении 24 французских свечей зажигания к двигателю недрогнувшая адмиральская рука начертала: «Достаточно двух фунтов казенных стеариновых».

    29 апреля 1905 года лодка «Сом» встретилась во время патрулирования в 70 милях от Владивостока с двумя японскими миноносцами. Миноносцы пошли на лодку, открыв по ней огонь. Экипаж по команде командира Трубецкого совершил погружение, а затем, подвсплыв в позиционное положение и маневрируя, приготовился к торпедной атаке. Но неожиданно опустившийся густой туман дал японцам возможность уйти. Это столкновение, хотя и не принесло победы, сыграло, однако, свою роль - японцы убедились в том, что у русских есть боевые подлодки, способные к дальним выходам в море. Подводники приобретали бесценный опыт, совершая все более смелые походы. В мае лодка «Скат» провела под водой пять часов подряд, лодка «Сом» провела в море восемь суток из них в общей сложности 16 часов под водой.

    В это же время во время ремонта на вернувшемся из боевого плавания «Дельфине» из-за халатности вахтенных матросов произошел взрыв паров бензина, и сильно поврежденная лодка затонула у причала на глубине 14 метров. Восстановить ее смогли лишь в октябре 1905 года после окончания войны.

    Несмотря на это, продолжались активные действия подлодок на дальневосточном театре военных действий. Стало появляться понимание специфики подводного плавания. В официальном докладе Морского ведомства на международном судоходном конгрессе отмечалось: «Если в надводном флоте очень желательны спокойные, хладнокровные люди, то в подводном они необходимы: на надводных судах много посредственных и даже плохих командиров плавали всю свою жизнь, и весь вред от их неумелого управления и неуверенности выражался в поломанных шлюпках и порванных снастях; на подводной же лодке плохому командиру, может быть, в первый же раз придется ценой своей жизни уплатить за ошибку».

    К концу войны во Владивостоке находилось 13 подводных лодок, несколько из которых благодаря самоотверженным действиям экипажей были постоянно готовы к выходу в море.

    И хотя за время этой проигранной войны с Японией русские субмарины не одержали сколько нибудь значительных успехов, по мнению многих военно-морских историков, именно подводные лодки явились «оружием моральной силы»: спасли Владивосток от прямого нападения японского флота и воспретили ему плавание в Татарском заливе и Амурском лимане.

    19 марта 1906 года Государь Император повелел «числить подводные лодки как самостоятельный класс боевых кораблей», что документально зафиксировано в приказе по Морскому ведомству №52 от 24 марта того же года. Звание «офицер подводного плавания» было впервые присвоено приказом Главного морского штаба 68 офицерам, сдавшим специальный экзамен. Выпускникам «офицерского класса подводного плавания» предоставлялось право на ношение специального серебряного нагрудного знака, утвержденного 26 января 1909 года.

    Работа по созданию подводного флота продолжалась. Еще в период войны под руководством И.С.Бубнова были разработаны, построены и спущены на воду несколько лодок типа «Касатка» (развитие типа «Дельфин»). После войны по его же чертежам созданы первая русская дизельная подводная лодка «Минога» и ее доработанный вариант «Акула». В конце 1909 года на стапелях г. Николаева заложен первый в мире подводный минный заградитель «Краб» конструкции М.П.Налетова.

    Помимо Сибирской (Тихоокеанской) флотилии шло формирование постоянных подразделений подлодок на Балтике и Черном море.

    И все же после проигранной войны острая дискуссия в кругах руководства флота о роли и значении боевых подводных лодок завершилась победой противников их активного использования. Один из яростных пропагандистов подводного флота бывший старпом Беклемишева на «Дельфине» и командир «Ската» Михаил Михайлович Тедьер вынужден был уйти в отставку.

    Подлодка «Дельфин» служила до 1917 года на Дальнем Востоке, а затем была отправлена в Мурманский дивизион подводных лодок особого назначения. Летом 1917 года она закончила свой век в Екатерининской гавани Александровска на Мурмане (ныне Полярный - знаменитая база самого мощного в мире Северного подводного флота).

    В 1936 году в Ленинграде, в доме близ Поцелуева моста через Мойку, на 78-м году жизни тихо скончался командир и конструктор первой русской боевой подводной лодки «Дельфин» Михаил Николаевич Беклемишев. Умирая, он сказал сыну: «На могилу мою не ходи. Для тебя я навсегда в море...»

    Хотя строительство подводных лодок продолжалось, уроки войны с Японией были оценены неправильно. К 1914 году Россия имела относительно слабый подводный флот, насчитывающий 22 боеспособные лодки и 24 в постройке, но при этом была единственной страной, имевшей боевой опыт использования подводных лодок. Приближалась Первая мировая война, в которой субмарины стран-участниц впервые заявили о себе как о грозном и высокоэффективном оружии для ведения боевых действий на море.

    (Продолжение следует)

    Редакция выражает признательность коллективу Центрального Военно-морского музея.


  • Rambler's Top100

    Дайвинг - рейтинг DIVEtop
    Поддержать сайт в
    рейтинге DIVEtop.ru
    Яндекс цитирования

    Обмен сылками


    Get Adobe Reader
    DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
    Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования