Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ПРИКОСНОВЕНИЕ

Алексей КИРСАНОВ

«- :Имейте в виду, что Иисус существовал.
- Видите ли, профессор, - принужденно улыбнувшись, отозвался Берлиоз, - мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому вопросу придерживаемся другой точки зрения.
- А не надо никаких точек зрения! - ответил странный профессор, - просто он существовал, и больше ничего».

М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита»

Не секрет, что любое, за исключением языческих, религиозное течение возникло не на пустом месте. Все, или почти все, фигуры и события, которые принято считать религиозными, являются историческими фактами, существовавшими во всемирной истории и оставившими в ней свой след. Интерпретация этих событий, их преувеличение или же умаление - всего лишь вопрос развития религиозных, а также атеистических течений, но факты вычеркнуть из истории уже невозможно. По следам одного из описанных в истории христианства событий отправилась совместная экспедиция журнала DiveTek и Института Открытого моря при Мальтийском рыцарском ордене. Объект поиска - корабль, потерпевший крушение у берегов Мальты в 60 году н.э.

История не знает сослагательного наклонения. «Что если бы:?». Интересно представить, каким был бы мир, не случись того или иного события. Причем это событие может быть всего лишь случайностью, природным обстоятельством или человеческой ошибкой.

Что если бы западный мир так и не узнал об Иисусе, плотнике из Галилеи, человеке и Боге, умершем и воскресшем? Что если бы вера, изменившая мир, так и не смогла распространиться дальше небольшой кучки последователей Иисуса из римской провинции Галилеи? Или, скажем, распространилась, но на восток - и Китай, Индия, Монголия стали бы христианскими странами, а европейцы так и остались бы последователями древних философов, пантеизма и мистических культов?

Тем не менее, такая альтернативная история была вполне возможна. И связано это с несколькими людьми и одним: кораблем.

Савл из Тарса. Ревностный иудей, преследовавший и убивавший первых последователей Иисуса. Но однажды на дороге в Дамаск его осиял свет. Так Савл, а впоследствии апостол Павел, стал учеником Иисуса Христа. Лука - странствующий врач, историк, компаньон Павла, и, что существенно для нас, автор двух самых подробных в историческом плане книг Нового Завета - Евангелия и Деяния Апостолов. Путешествуя в основном по Малой Азии, свидетельствуя, совершая чудеса исцелений, Павел, тем не менее, стремится в Рим. Это центр империи, и Павел понимает стратегическую важность Рима для распространения христианской веры.

Путешествие Павла началось осенью 59 года в городе Кесарии, где он как римский гражданин потребовал суда императора. Через Сидон вдоль восточного побережья Кипра Павел и его спутники прибывают в порт города Мирры. Город Мирры в то время приобретал все большее значение - это было связано с развитием навигации: многие корабли вместо путешествий вдоль берегов решались на прямой путь из Александрии в Египте в подобные порты на южном берегу Малой Азии. Итак, центурион Юлий сажает Павла и его спутников на александрийский корабль, доставлявший пшеницу из Египта в Италию. Лука так описывает следующие события: «Мы шли медленным ходом уже несколько дней и подошли всего лишь к городу Книду. Так как ветер не давал нам двигаться в нужном направлении, мы поплыли с подветренной стороны побережья Крита, обогнув мыс Салмоне. Мы не удалялись от берега, и лишь с большим трудом нам удалось добраться до места, которое называлось «Тихие Гавани»; это недалеко от города Ласея». Здесь капитан принимает решение, повлекшее за собой дальнейшую гибель корабля: желая перезимовать в более приспособленной гавани, он решается на дальнейший путь до Фойникса. Отплыв с южным легким бризом, вскоре судно попадает в настоящий ураганный ветер с северо-востока. Корабль понесло по волнам: «Когда мы проплывали с подветренной стороны островка под названием Кавда, нам удалось с большим трудом спасти корабельную лодку, подняв ее на палубу; затем мы сумели укрепить борта судна, обвязав их канатами. Боясь, что нас затянет на отмели Сирта, моряки бросили плавучий якорь и продолжали дрейфовать. Буря продолжала свирепствовать, и на следующий день мы облегчили корабль от части груза, а еще через день собственными руками выбросили за борт корабельную оснастку».

«Когда решено было плыть в Италию, то отдали Павла и некоторых других узников сотнику Августова полка именем Юлию».

Деяния Апостолов 27-1

Я перелистываю свою жизнь и ярче всего вспоминаю этот день. Пятый день праздника Конкордии, праздника, принесшего в этот год бурю, встреченную на море. Не раз и не два во время сражений мне приходилось принимать решения, от которых зависела моя жизнь и жизнь моих легионеров. Мне седьмой десяток лет, но до сих пор я чувствую, я ощущаю и сердцем, и разумом, что в тот день я принял самое важное решение. Тогда я, Юлиус, бывший легат, а в тот день кентурион 1-й когорты Августа Себастенорум Х Приливного легиона, поверил словам этого странного заключенного, жаждущего императорского суда и сопровождаемого мною в Вечный город на неминуемую казнь. До сих пор не могу понять, почему я уверовал в эти слова, почему запретил корабельщикам и своим легионерам спастись на лодке, бросив обреченный корабль с заключенными у скал Мелита.

Тысячи раз я брался за меч, и тысячи раз он разрубал щиты, доспехи и плоть. И были всего три взмаха, когда его лезвие рассекало волокна якорных канатов, брошенных моряками с кормы. Три взмаха, в которых была необъяснимая вера в слова этого человека, когда, прислонившись спиной к скуттуму, он произнес: «Мы все будем жить». Почему вышло так? Не знаю. Знаю одно - поверил и остался жив. Все до одного легионеры, моряки и заключенные остались живы. Знаю, а точнее чувствую и то, что, попытайся мы спастись на лодках вплавь, -этот день стал бы для нас последним.

МЕСТО ПОИСКА -МАЛЬТА (МЕЛИТ)

Паломничество. Сколько тайного, непознанного и великого в этом слове и в стремлении людей прикоснуться к религиозным святыням. Паломничество свойственно практически любой культуре и религии. Издревле паломники вызывали чувство восхищения; даже идя по землям, где бушевали войны, они ощущали себя под защитой Высшей силы, к которой стремились. Существующие «туристические» версии места крушения корабля, на котором находился св. Павел, мягко говоря, не отличались убедительностью. Все дело в том, что за последние полтора тысячелетия бассейны Черного и Средиземного морей претерпели существенные изменения. По теории А.Г. Казбалевского, уровень Средиземного моря за этот период поднялся на 25-35 метров. Археологические находки в Греции и Турции с большой долей вероятности подтверждают эту теорию. Указываемый во всех туристических справочниках залив Св. Павла имеет максимальную глубину в 25 метров, так что во время крушения его попросту не могло быть. Доказательством теории изменения уровня моря и, как следствие, береговой линии служит известный дайв-сайт Temple, расположенный у восточного побережья Мальты. Отчетливо просматривающиеся очертания фундамента древнего строения (предположительно храма, откуда и название сайта) служат доказательством того, что когда-то здесь была суша. Попытка воссоздать карту Мальты, точнее очертания ее восточного побережья по современной морской карте, привела к достаточно интересному результату: наибольшему изменению подверглась именно северо-восточная часть острова, где расположен залив Св. Павла, что напрочь опровергает «туристическую версию».

Так где же потерпел крушение этот легендарный корабль? Первоисточник утверждает, что, покинув Крит, судно сбилось с курса, попало в бурю, его долго мотало по Средиземному морю, пока «в четырнадцатую ночь, как мы носимы были в Адриатическом море, около полуночи корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-нибудь земле» («Деяния Апостолов» 27, 27). В результате, корабль прибило к берегам острова, где он сел на мель, а путники - «было же всех нас на корабле двести семьдесят шесть душ» - («Деяния Апостолов» 27, 27) спаслись все до одного - «и таким образом все спаслись на землю» (27, 44). «Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит» (28, 1). То, что корабль шел с Крита в Рим, говорит в пользу того, что искать его следы надо вдоль восточного побережья Мальты, окажись он чуть севернее - его разбило бы о скалы острова Гозо. Невзирая на шторм, корабельщики каким-то образом «почувствовали» приближение земли; значит, к моменту подхода корабля к острову шторм либо закончился, либо ослабел, что дало им возможность ориентироваться в море.

А может, корабль не разбился об остров, а попытался причалить? В пользу этой версии говорит и изображение крушения в Церкви кораблекрушения Св. Павла в Валетте - корабль, пусть и сильно поврежденный, находится в бухте, а на берегу Павла встречают люди. Если и предположить, что все они сошли с корабля на пустынный берег, то откуда могли взяться всадники? И, наконец, самая важная находка старая картина-карта крушения: корабль находится в бухте на отмели небольшого острова, а на берегу - селение и дорога. Примечателен и еще один момент - на карте изображены два терпящих крушение корабля. А может, так в старину обозначали опасные рифы и мели? Быть может, следует искать кладбище старинных кораблей у входа в одну из бухт восточного побережья? Тогда все логично и встает на свои места. Корабль св. Павла сбился с пути во время шторма, подошел к острову, и при попытке причалить в удобной и внешне безопасной бухте с явными признаками жизни на берегу моряки, не знавшие фарватера, посадили его на мель или риф. В «Жизни и трудах святых двенадцати апостолов Господних» крушение корабля св. Павла описывается так: «...поэтому они (матросы корабля), когда после четырнадцати дней бурного плавания оказались признаки, что корабль приближается к какому-то берегу, хотели было при помощи лодки бежать с корабля, чтобы, если корабль будет разбит о берег, не погибнуть вместе с другими:. На другой день завидели отлогий берег какого-то залива и туда направили корабль; но попали на косу, и корабль сел на мель. Нос корабля увяз и остался недвижим, а корма разбилась силою волн» (с. 154-155). Значит, версия о том, что корабль причаливал к берегу в удобном месте, а не был выброшен на скалы, имеет подтверждение в жизнеописании Св. Павла. Вместе с тем, если морякам потребовался целый день, чтобы найти пригодное для высадки на берег место, получается, их было не так много, и, скорее всего, место это использовалось местными жителями. Таким образом, отправных точек для поиска стало три: коса-мель вблизи удобной бухты, селение и дорога. Но на современных картах мальтийского побережья нет кос-отмелей. По прошествии двадцати веков они оказались под водой. Скорее всего, под водой оказалось и селение на берегу. Единственное, что не могло исчезнуть, - дорога. Она присутствует на старой карте, да и в «Деяниях Апостолов» упоминается, что Павел вошел, видимо, по дороге, в Мдину - столицу Мелита (так тогда называлась Мальта). Дорог же, и в более позднее время соединявших Мдину с побережьем, было две. Одна - от Мдины к гаваням, на берегу которых были воздвигнуты бастионы Валетты, а вторая шла от Мдины на юго-восток к рыбацкому местечку Марса-шлок. Так Валетта или Марсашлок? Моделирование подъема уровня моря по карте промера морских глубин с определенной долей вероятности говорит о том, что два тысячелетия назад гаваней Валетты не существовало, а остатки древней стены, перегораживающей часть северной гавани Валетты на глубине 15 метров, служат тому неоспоримым доказательством. В Марсашлоке же, наоборот, профиль дна повторяет очертания бухты и обрисовывает вытянувшийся на юг узкий хребет, который мог быть песчаной косой. Более того, это место известно на Мальте как древнейшее селение рыбаков, существующее и по сей день.

Все это позволяет нам с некой долей уверенности утверждать, что место поиска корабля, на котором апостола Павла везли в Рим, выбрано нами правильно.

Так продолжалось две недели. Команда и пассажиры уже отчаялись спастись, но неожиданно корабль оказывается недалеко от суши: «С наступлением дня моряки увидели незнакомую землю. Заметив бухту с песчаным берегом, они решили попытаться ввести в нее корабль и причалить. Обрубив якоря и оставив их в море, они одновременно развязали канаты, крепившие рулевые весла, и, распустив по ветру парус, стали подходить к берегу. Но они наткнулись на песчаную косу, и корабль сел на мель. Нос, зарывшись в песок, застыл неподвижно, а корма под напором волн стала разваливаться».

Суша оказалась островом Мальтой (в то время греки и римляне называли его Мелитом). Корабль потерпел крушение недалеко от усадьбы правителя острова - император Октавиан Август ввел на Мальте римское правление; согласно надписям, должность называлась «начальник Мальтийского муниципия». Это соответствует словам Луки, который называет Публия «начальником остова» (дословно «первый человек острова»). В качестве главного должностного лица Публий оказал ) гостеприимство путникам в своей резиденции. На этом история с кораблем заканчивается. Но история Павла и его спутников продолжается - через три месяца они отплыли с острова. Павлу предстояло еще свидетельствовать о своей вере в Риме.

Ссылки: текст Деяний приведен по переводу «Радостная весть»: современный перевод Нового Завета на русский язык. Деяния Апостолов, главы 27, 28

Денис Рафаилович Замыслов, ректор и преподаватель Духовной Академии Апостола Павла, г. Москва

МАРСА-ШЛОК

Сегодня Марса-Шлок даже без натяжки трудно назвать «небольшим» и «поселком». Это крупный порт и нефтяной терминал Мальты, хотя рыбацкий городишко с одноименным названием там и остался. Глядя на внушительные портовые сооружения и огромные нефтехранилища, невозможно себе представить крошечное поселение, которое было расположено здесь 20 веков назад.

Поиск предполагаемого места кораблекрушения начался с детального санирования достаточно большого квадрата в полутора милях от береговой линии. В результате удалось выбрать участок, где профиль дна на глубине 12-25 метров повторял очертания выдающейся в море косы. Коса заканчивалась достаточно крутым свалом, уходящим на глубины от 80 до 120 метров. Если предположить, что корабль разбился об эту косу, то его останки могли сползти по склону и оказаться достаточно глубоко. Даже с использованием ребризеров и аквалангов с гелиевыми смесями долго обследовать большие участки представлялось весьма и весьма проблематичным. Район поиска на страх и риск участников экспедиции был сужен до внешней стенки косы. Все-таки вероятность крушения со стороны открытого моря выше, чем в самой бухте, на «тихой» воде. Для проведения осмотра места поиска под воду был снаряжен робот LBV-150, который, передавая видеоизображение на борт катера, обследовал стенку рифа до глубины 70 метров. Однако никаких следов крушения или хотя бы обломков корабля с его помощью обнаружить не удалось. На экране монитора мелькали только водоросли и камни. После двухчасового обследования стенки рифа было принято решение вывести робота на поверхность и осуществить погружение первой пары аквалангистов, как говорится, наобум. И тут произошло то, что можно назвать везением. Уже при всплытии робота, на глубине 20 метров, в объектив попал участок стенки необычной формы и структуры. Он больше напоминал кусок выветрившейся прибрежной скалы, чем морское дно. Такие полосы на камне оставляют ветер и морской прибой. Это была пусть небольшая, но удача. Удача, позволившая с большой долей вероятности утверждать, что именно здесь, в этом месте и на этой глубине, проходила береговая линия. Теоретические предположения обрели первое весомое доказательство.

А потом... потом вступил в свои права пресловутый «человеческий фактор». Трудно объяснить почему, но было принято решение «искать там, где хоть что-то есть». От обнаруженного LBV-150 куска скальной породы были намечены два сектора поиска - вправо и влево. Две пары дайверов с использованием смесей TX 16/44 и EAN60 для аквалангов и с ребризером Inspiration должны были обследовать стенку косы в диапазоне глубин от 70 до 20 метров в поисках следов крушения. Видимость в месте погружения была около 20 метров, поэтому план составили таким образом, чтобы в ходе декомпрессионных остановок выше 18 метров осмотреть плато косы - участок, который две тысячи лет назад был сушей. Глубоководная часть поиска не дала никаких результатов, зато на глубине 43 метров был обнаружен лежащий на полке склона каменный брус правильной формы с симметричными выработками по краям. Трудно сказать, что это было - то ли часть каменного бруса, выполнявшего роль киля древнего корабля, то ли элемент какой-то старинной постройки; несомненно одно - это было творение человеческих рук.

Чуть выше по склону, примерно в десяти метрах от этой находки, удалось обнаружить правильной формы плоский прямоугольный камень с ровным полукругом на одной из сторон. Следует отметить, что металлические якоря в то время использовались в основном на военных кораблях. Транспортные суда оснащались каменными якорями - как правило, большими плоскими камнями с отверстием для привязывания каната. Видимо, это и был обломок древнего каменного якоря. Некоторое время спустя точно такой же, но уже целый якорь был найден в этом же районе на глубине 26 метров.

Последняя находка, пожалуй, наиболее спорная из всех, произошла уже над самим плато косы. Идеально ровное поле из низкорослых водорослей пересекала дорога. Именно дорога - с двумя неглубокими колеями. Она шла через все плато в направлении современного берега. Трудно сказать, действительно ли это та самая древняя дорога, что изображена на старинной карте, или море в очередной раз пошутило, подбросив поисковой экспедиции такой замысловатый участок морского дна. Однако совпадение всех этих находок, каждая из которых по отдельности могла бы вызвать сомнение, определенно доказывало: в этом месте произошло крушение древнего корабля. Был ли это тот самый александрийский зерновоз, на котором находился апостол Павел, сказать сегодня, скорее всего, невозможно, хотя всем участникам экспедиции очень хотелось верить, что эти обломки якорей и киля действительно были следами того легендарного корабля.

Выражаем благодарность за помощь в организации и проведении экспедиции:

Изображенный на рисунке римский зерновоз относится к 50-м гг. н.э. Длина его 27 м, ширина - 7,5 м, осадка -2-2,5 м. Такое судно должно было иметь вместимость не менее 250-300 т. Установленная в центре округлого, прочно сработанного корпуса мачта несла прямой парус, который был усилен двумя треугольными парусами, похожими на более поздние лиселя. В носу - короткая наклонная мачта типа бушприта с небольшим парусом - артемоном. Наличие артемона являлось серьезным шагом вперед, поскольку благодаря ему появилась возможность ходить при боковых ветрах. Круто изогнутая корма венчалась акростолем в виде головы лебедя.

На выступающих кормовых балках-кринолинах- крепилась пара мощных рулевых весел. На римских зерновозах впервые появилось надпалубное помещение - прообраз мостика. Там же располагались хозяин и пассажиры.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования