Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


«ЛЮДМИЛА»

Евгений КОМКО Клуб технического дайвинга Tek Force

Черное море без преувеличения можно назвать целиной для технического дайвинга. В то время, когда Красное море семимильными шагами осваивается отечественными техническими дайверами, черноморское побережье Крыма, изобилующее интереснейшими и в большинстве своем девственными затонувшими объектами, незаслуженно обходится вниманием наших изнеженных «технарей». О глубоком смысле красно-морского тримиксного созерцания кораллов на 80 метрах говорить вообще не хочется. Что касается технических рэков, то посещение столь «публичных» египетских мест, как Абу-Нухас или Тистлегорм, вызывает приблизительно те же эмоции, что поездка в вагоне метро в час пик, когда окружающих нужно расталкивать локтями. И вы в вашем техническом снаряжении со всеми спарками-стейджами-катушками-буями будете выглядеть весьма нелепо на фоне окружающих вас рекреационщиков, чувствующих себя на этих «крутых рэках» как дома. Дело, по сути, даже не в этом, а в том, что все там «залапано-натоптано-откручено». Нет, понимаете ли, ощущения эйфории и первооткрывательского азарта, не увидите вы там того, чего до вас никто не видел. Не получите того эксклюзива, который способен дать вам технический дайвинг. В свете этого, смею уверить, всего один-единственный дайв на глубокий рэк в Крыму оставит у вас больше впечатлений, чем, наверное, весь ваш «технический» опыт Красного моря. И поверьте, вы поймете, ради чего мучились и страдали на ваших технических курсах. Об одном из таких рэков и будет наш рассказ.

Всякий раз, когда мы выходим из Севастополя нырять на нашем родном «Румбе», мы включаем бортовой сонар - мало ли, вдруг по дороге на дне чего найдем. Как известно всем, если в индийском фильме на стене висит ружье, то в конце фильма оно обязательно станцует и споет. Так было и в нашем случае - это «вдруг» в один из дней сработало и стало уверенно рисовать на 90-метровой глубине большое возвышение. Уже через минуту было совершенно ясно, что мы наткнулись на очень крупный объект. С каждой секундой на наших глазах возвышение превращалось в то, что любой технарь называет мечтой, то есть в большой, ранее никому не известный рэк. Судя по размерам, выданным эхолотом, и речи быть не могло о том, что это самолет или подводная лодка - скорее что-то сопоставимое с большим грузовым или пассажирским судном. Новый объект вызвал у всей нашей команды неописуемый ажиотаж. Забыв, зачем и куда, собственно говоря, плыли, мы тут же начали готовиться к предстоящему погружению. Весь остаток дня представлял собой некий феерический non-stop брифинг с планированием, декомпрессионными расчетами, распределением завтрашних ролей и созданием самых невероятных трехмерных образов на основе взбудораженной фантазии каждого и скупых данных эхолота.

Исходя из нашего большого опыта погружений на подобные глубины в Крыму, мы взяли оптимальное, на наш взгляд, сочетание газов: в качестве донной смеси - тримикс 14/50, в качестве тревел-микса - NX-32, для декомпрессии на 6 метрах применялся чистый кислород. Черное море не балует теплой водой на глубине, ввиду этого поддув сухих костюмов осуществлялся аргоном, что, вообще говоря, стало для нас обычной практикой. Должен вам сказать, что благодаря аргону за весь сезон никто из нас ни разу не замерз даже на двухчасовых декомпрессионных дайвах.

Путь по морю от нашего дайв-центра до новой точки занял чуть более часа. Прицельно бросив буй на неизвестный объект и установив декостанцию, гремя баллонами, наша команда ушла под воду. Пока спускались вниз, глаза привыкли к темноте, и уже на 50 метрах стали видны очертания корабля. Достигнув 84-метровой глубины, мы опустились прямо на корму огромного, ровно стоящего судна. В Черном море видимость на такой глубине обычно не менее 20 метров - так было и в тот раз, и величественный корабль отлично просматривался. Солнечный июльский день в принципе позволял работать на дне и без фонаря.

Уже после первых минут пребывания на судне у нас не осталось сомнений - это отлично сохранившийся старинный пароход. Рэк оказался совершенно не заилен. Первым пришедшим в голову предположением было то, что пароход колесный, но все расставил на свои места впившийся в морское дно гигантский гребной винт. Стальной корпус, хорошо сохранившееся леерное ограждение. Прямо на корме открыты люки, ведущие куда-то вниз. Ближе к трюмам лежат остатки большого корабельного штурвала. Над бортами нависли пустые шлюпбалки. По открытым кормовым трюмам сразу становится ясно, что судно грузовое.

Плывя к центру корабля, опускаемся в первый трюм. Трюмы соединяются между собой и их можно пронырнуть насквозь. Они поражают своими размерами. На дне одного из них лежит огромный гребной винт. С палубы вниз до самого дна спускаются проржавевшие лестницы. С лестниц и по бортам свисают такие ржавые сосульки - подобные я видел на фотографиях с «Титаника». За трюмами - длинная надстройка, на которую с палубы поднимаются две лестницы. Наверху надстройки стоит корабельный камбуз, тут же входы во внутренние помещения парохода. С этого места начинается экскурсия не для слабонервных. Здесь нужно снимать стейджи, разматывать ходовик и забираться внутрь корабля настолько далеко, насколько у вас хватит смелости. За смелость вам воздастся с лихвой - увидите массу интересного, да и на поверхности сможете с горящими глазами рассказывать: «Да я внутри был!» (произносится с тем же пафосом, как классическое «Я Ленина видел!»). На обратном пути вас ждут «мутняк», осознание того, что вы на 90-метровой глубине в замкнутом пространстве, манометр, нить ходовика и бесконечная вера в надежность своего снаряжения.

За камбузом находится открытый настежь люк, ведущий в машинное отделение. Сразу за ним начинается небольшой «предбанник», прямо сверху через вход видны огромная задвижка на паровой трубе машины и чернеющий проход на нижнюю палубу, где, собственно, находится сама машина. В самом начале надстройки, там, где ему и положено быть, стоит капитанский мостик. Огромные глазницы окон - без стекол, через любую можно свободно проникнуть внутрь, не снимая стейджи. Внутри мостика - остатки мебели, корабельной утвари и чего-то еще. Нагромождение обломков, в которых определенно угадывается что-то знакомое. Хотя вот совершенно целый шкаф, по всей видимости, для документов. На полках - бутылка и, похоже, какие-то бумаги. Левее шкафа на стене висит корабельный барометр. Берем с собой - разберемся с этим наверху, а сейчас следуем на нос. Носовые трюмы также открыты - можно свободно пронырнуть из одного в другой. На дне трюмов лежат остатки корабельного груза, доски и какой-то хлам, над трюмами нависли грузовые балки с канатами. Поднимаемся из трюма и плывем на нос - он уже отлично виден. Нос парохода подломлен кверху, очевидно, от удара об дно. На носу надстройка, в ней два дверных проема. Через один из входов просматриваются коридор и двери, но время на исходе - нужно возвращаться назад.

Уже поднимаясь наверх, на первой декомпрессионной остановке, я взглянул вниз и увидел весь этот 70-метровый монстр, от носа до кормы - грандиозное зрелище!

За все дайвы, что мы совершили на «Людмилу», никаких следов разрушения корпуса найдено не было. Причина гибели корабля и на сегодняшний день является загадкой. Долгое время не удавалось установить и название парохода - в положенных местах (на бортах и корме) мы его не обнаружили.

«Людмилу» в принципе нельзя осмотреть за один-два дайва; на то, чтобы ее как следует обнырять, мы потратили добрую половину сезона. Тем не менее утверждать, что мы видели ее всю и близко, не станем. На пароходе еще большое количество внутренних помещений, в которые до сих пор никто не проник. В общем, «Людмила» остается объектом для исследования еще на год-два как минимум. В ходовой рубке парохода, прямо в рабочем столе, мы нашли часть бортового журнала, оттуда и узнали название корабля, а также фрагмент справочника морских семафорных команд с их детальным описанием - лично я считаю, что выучить японский язык гораздо проще. Держа справочник в руках, понимаешь, какую услугу морякам оказал Попов, изобретя радио. В бортовом журнале можно разобрать кое-какие записи о маршрутах и стоянках «Людмилы». К нашему счастью, капитан все записывал карандашом - в сочетании с превосходным качеством бумаги того времени эти документы, пролежав в воде 100(!) лет, дожили до наших дней. Вот оно, столь желанное дыхание истории! В машинном отделении мы обнаружили табличку - этакий паспорт корабля. На ней выгравированы год постройки - 1886 и название верфи - Sunderland Engine Works. На данный момент абсолютно ясно, что пароход английской постройки. По этим данным нашим историком был сделан запрос в английскую компанию Lloyd, и в настоящий момент мы в ожидании их ответа.

В будущем сезоне наш клуб планирует серьезную экспедицию по обследованию «Людмилы» и установлению причин ее трагедии с использованием ребризеров замкнутого типа Inspiration, которые кардинально расширят наши возможности на глубине.

Клуб технического дайвинга Tek Force организует погружения на «Людмилу» с апреля до середины октября. Минимальное требование - наличие Advance Trimix сертификата любой ассоциации.

Ждем вас!

Подробности на www.tek-force.com.ua


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования