Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


БУДУЩЕЕ РУССКОГО ДАЙВИНГА

Леонид ЗУБАРЕВ Rescue Diver PADI
Андрей ОБОРИН, Наталия ЧЕРВЯКОВА Фото

Не нужно проводить специальных исследований, чтобы заметить, что в последние годы резко возросло количество дайверов, увлекающихся технически сложными видами дайвинга, которые еще 10-15 лет назад были уделом немногих профессионалов. И одним из самых динамично развивающихся видов является подледный дайвинг.

Развитие технологии и индустрии подледного дайвинга во многом повторяет путь, уже пройденный другими видами погружений в надголовные среды. Так, погружения в пещеры являлись раньше разновидностью спелеологии, а не дайвинга, и занимались этим по большей части специалисты. Десять лет назад пещерный дайвинг был уделом немногих энтузиастов, а сейчас это целая индустрия - со своими системами обучения, производством специализированного снаряжения, книгами, своим мировым центром в Мексике и своей мифологией (что является важной составляющей любого массового увлечения).

Если проводить параллель, то сейчас подледный дайвинг находится примерно на том же уровне, что и пещерный дайвинг десять лет назад: энтузиастов уже довольно много, но сколько-нибудь развитая инфраструктура пока не сложилась. Между тем у России на данный момент есть все шансы стать европейским и мировым центром подледного дайвинга.

Такое громкое заявление, конечно, может вызвать скепсис и заставить вспомнить пламенную речь великого комбинатора о перспективах «Нью-Васюков». Но против скепсиса есть единственное эффективное оружие - аргументы. Постараемся их привести.

ЗАЧЕМ НЫРЯЮТ ПОД ЛЕД?

Кроме элементов экстрима и желания «испытать себя», что неизбежно сопутствует любому сложному виду дайвинга, подледные погружения привлекают необычайно причудливыми ледяными ландшафтами, образующими под водой подсвеченные солнцем торосы, похожие на перевернутые горы.

Кроме того, вода подо льдом перестает «цвести» и становится исключительно прозрачной, что приобретает особое значение для наших пресноводных водоемов - только зимой видимость в них становится удовлетворительной.

По обилию подводных красот и разнообразию ландшафтов лишь немногие места погружений в мире могут сравниться с нашим Белым морем. Его подводный мир способен удивить любого завсегдатая красноморских дайв-сайтов: скалистые стенки, поросшие разноцветными актиниями, леса водорослей, заросли мягких кораллов, а также множество мелкой живности: крабов, морских звезд всех возможных цветов и размеров, моллюсков, которые приведут в восторг любителей подводной макросъемки.

ГДЕ НЫРЯЮТ ПОД ЛЕД?

Вероятно, следует начать с констатации простого факта: в Европе есть единственное ежегодно замерзающее море - Белое. Замерзает частично и Балтика, но вода там слишком опреснена и потому в море отсутствует настоящая морская фауна. Баренцево и Норвежское моря не замерзают из-за Гольфстрима, а в норвежских фьордах прочный лед образуется от года к году нестабильно.

Подледный дайвинг активно развивается также и в Канаде. Но чтобы сделать подледный дайвинг привлекательным для значительного количества дайверов, необходимо обеспечить достаточно высокий уровень безопасности и комфорта. Это невозможно без создания определенной инфраструктуры. По понятным причинам себестоимость создания подобной инфраструктуры в Канаде несоизмеримо выше, чем в России, поэтому дайв-центры не могут вкладывать серьезные средства в создание комфортных условий для незначительного числа любителей этого вида погружений. В результате подледный дайвинг в Канаде носит полукустарный характер.

Если же говорить о пресноводных водоемах, то и тут в России есть самые широкие возможности: прежде всего, конечно, озеро Байкал, которое не только хранит 20 процентов мирового запаса пресной воды, но и уже довольно давно стало международным центром подледного дайвинга.

У жителей европейской части России тоже нет недостатка в пресноводных замерзающих водоемах, может быть, не таких уникальных, как Байкал, но тоже весьма достойных внимания.

Тут нашим соотечественникам, может быть, стоит поучиться у дайверов из Великобритании. Живя в окружении холодных вод, они не стали ждать милостей у природы и уповать на единственный в году отпуск в теплых морях, а просто поголовно освоили сухие костюмы и ныряют у себя дома в любое время года. Для быстрорастущей армии российских подводников именно подледный дайвинг открывает возможность погружаться круглый год и повышать свою квалификацию, не тратя значительных средств.

ТЕХНОЛОГИЯ ПОГРУЖЕНИЙ

Многие увлечения проходят в своем развитии несколько фаз: сначала это удел немногих профессионалов, потом эстафету подхватывают увлеченные фанатики (в лучшем смысле этого слова), которые заражают своей увлеченностью окружающих. Но чтобы увлечение стало по-настоящему массовым, должны появиться отработанные технологии, позволяющие обеспечить качественное обучение, а также безопасность и комфорт. Сравнительно недавно в России начался очень интересный процесс развития собственной технологии организации подледных погружений. Она создавалась в поездках Подводного клуба МГУ, потом выделилась в независимый проект - дайв-центр «Полярный круг» и на сегодняшний день подхвачена еще как минимум одним проектом - дайв-центром «Нереис».

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Все закрутилось зимой 1998 года, когда дайверы Подводного клуба МГУ впервые приехали на подледный дайвинг на Беломорскую биологическую станцию МГУ (ББС)... Точнее, точкой отсчета может служить 1986 год - именно тогда будущие морские зоологи и основатели Подводного клуба МГУ впервые оказались на Белом море и полюбили простую, но оттого особенно изысканную красоту Карелии. О нашем Севере сказано много красивых слов, и очень сложно избежать банальностей, но он действительно неизъяснимо прекрасен, и лучшее доказательство тому - множество людей, из года в год предпочитающих отдых здесь всему остальному открытому перед ними миру.

Если же задуматься, то истоки, конечно, нужно искать намного раньше: в Советском Союзе были собственные традиции водолазного дела и подводного плавания, в том числе и подледного, что и не удивительно для страны, где значительная часть водоемов по полгода покрыта льдом, а обслуживать различные гидротехнические сооружения тем не менее необходимо. Если для немецкого или итальянского инструктора подводного плавания еще десять-пятнадцать лет назад подледный дайвинг был как минимум экзотикой, а то и небезопасной причудой, то в нашей стране для многих поколений пловцов-подводников с самого начала обучения мысль о погружении под лед не казалась дикой. Они просто знали, что все подводники опускаются под лед.

Но вернемся в 1998-й. Та первая группа подледных дайверов жила на биостанции, и для обеспечения погружений использовала имевшиеся на ББС дизельный компрессор «ДК-200», груза и баллоны. Уже тогда организаторы поездки задумывались о строительстве где-нибудь поблизости своей базы, но до этого было еще далеко, пока приходилось довольствоваться гостеприимством биологов.

Энтузиастов было всего семеро - вероятно, это все-таки магическое число, позволяющее преодолевать любые преграды. В первый «рейс» дайверы шли пешком до места погружения, пилили майну, затем возвращались на станцию, надевали снаряжение, грузили на санки баллоны и снова шли пешком до майны. Такая технология позволяла отойти от станции на несколько сот метров, и удавалось сделать только одно погружение в день, при этом к концу дня сил ни у кого не оставалось.

В заключительный день погружений того сезона договорились с местным жителем, что он забросит группу на своем «Буране» на мыс Киндо и оставит там на целый день. В «открытом море» появилась новая проблема - шквалистый ветер, но из предусмотрительно прихваченного с собой куска брезента и снежных «кирпичей» удалось соорудить стену, хоть как-то защищавшую от ветра.

На следующий год группа была экипирована уже намного лучше: появилась теплая надувная палатка, переносные компрессор и генератор, а также штатные «Бураны». Дайверы стали выезжать в интересные места, разбивать «лагерь» (этим громким словом обозначалась эта самая одна-единственная палатка, вокруг которой и кипела жизнь). Такая организация погружений позволяла уже проводить по два погружения в день, однако перемещение лагеря по-прежнему требовало значительных трудозатрат.

ДОМИКИ

Поиск оптимальной конфигурации базового лагеря продолжался и в последующие сезоны, пока в 2001 году не были изготовлены два разборных домика из фанеры с полозьями от саней. Это нехитрое изобретение стало во многом поворотным: домики заметно повысили комфорт на льду и одновременно снизили трудозатраты на развертывание лагеря. Вскоре от палаток полностью отказались и стали использовать такие домики-сани размером 2х3 метра - их легко перетаскивает снегоход даже с людьми внутри.

В 2002 году был сконструирован домик без пола размером 3х4 м - он устанавливается над майной, что также повысило комфортность погружений.

Но главным все-таки стало появление в лагере теплых помещений (домики обогреваются газовыми горелками), в которых можно комфортно переодеться и хранить снаряжение, предохраняя его от обмерзания.

Домики во много раз повысили мобильность лагеря, позволили сворачивать и разворачивать его за считанные минуты - нет нужды ничего паковать, достаточно накинуть дышла домиков на фаркоп снегохода. Не «бездельничают» даже внешние стены домиков: на них крепятся инструменты - коловороты, пилы, кирки, лопаты и прочее.

Важным этапом оказался и 2003 год, когда в этой «флотилии» появился отдельный теплый домик с биотуалетом, а «флагманом», безусловно, стала мобильная кают-компания размером 3х4 м, где дайверам между погружениями предлагается горячий обед и постоянно чай и кофе, как на любом красноморском сафарийном боте.

К настоящему моменту на вооружении «Полярного круга»: семь домиков для дайверов, в каждом могут комфортно расположиться и разместить свое снаряжение от двух до четырех человек; один технический домик для персонала, обеспечивающего погружения (в этом домике также хранятся аптечка и инструменты, необходимые для оперативного ремонта снаряжения в полевых условиях); кают-компания «Ковчег»; биотуалет, а также отдельные сани для компрессора и баллонов. Снегоход может взять на буксир один или два домика в зависимости от состояния льда и снежного покрова.

Если несколько интересных мест погружений находятся недалеко друг от друга, лагерь целый день стоит на одном месте. Но при необходимости во время ланча и отдыха между дайвами он может перебазироваться на другое место. Удаленность разных мест погружений от 2-3 до 20 км (перемещение лагеря на значительные расстояния занимает около восьми часов и происходит вечером после погружений, пока дайверы отдыхают и парятся в ставшей уже знаменитой бане дайв-центра).

Максимальная нагрузка, которую доводилось выдерживать мобильному лагерю, - тридцать дайверов. В подобной ситуации люди делятся на группы по четыре человека, и каждая четверка занимает отдельный домик и ныряет в своей майне.

КАК ПОСТРОИТЬ ДАЙВ-ЦЕНТР?

Идея создать свой дайв-центр на берегу Белого моря витала над ледовыми лагерями еще с 1998 года, но прежде чем воплотить ее в жизнь, нужно было найти подходящее место, отвечающее сразу нескольким критериям отбора.

1) Очень важно было найти участок побережья, где на относительно локальной акватории достаточное количество интересных мест погружений.

2) В этом месте каждый год зимой должен был образовываться надежный ледовый покров, позволяющий добраться сюда на груженных снаряжением снегоходах. Этому условию соответствует гораздо меньше мест, чем можно подумать: на Белом море очень много течений, которые не дают некоторым проливам замерзнуть даже в самые суровые зимы. Не годились и полностью закрытые бухты - лед там образуется сверхнадежный, можно ездить на тракторе, но ничего интересного под водой нет - во всех морях интересные для дайвинга места образуются там, где есть течения.

3) Место должно быть пригодно для строительства базы (то есть необходимы дорога, магистральное электричество и пресная вода).

После нескольких лет исследований окрестностей в «финал» вышли Нильмо-губа и деревня Кереть. По сумме обстоятельств выбор пал на Нильму. Главным аргументом при этом стало обилие мест погружений с разнообразными ландшафтами.

Строительство началось в конце 2002 года, а уже летом 2003-го дайв-центр «Полярный круг» принимал первых гостей. В 2004-м строительство было полностью завершено, «Полярный круг» получил статус дайв-центра PADI и начал принимать гостей из России и со всего мира.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОГРУЖЕНИЙ

Опыт, накопленный за семь лет подледных погружений на Белом море, а также на Северном полюсе и у берегов Антарктиды (у берегов Южного полюса дайвинг скорее «окололедный», но без опыта подледных погружений там не обойтись) позволил разработать и использовать в дайв-центре «Полярный круг» свою методику организации подледных погружений. Нельзя сказать, что эта методика появилась на пустом месте, скорее она соединила в себе все лучшее из отечественных и международных разработок в этой области. И этот симбиоз позволил обеспечить очень высокую степень безопасности и, что не менее важно, комфортности подледных погружений.

Погружения проводятся парами - два дайвера и двое страхующих. У каждого дайвера баллон имеет V-образный вентиль, к нему подключены две независимые первые ступени. К каждой из них подсоединены вторая ступень, шланг поддува и манометр. Октопусы при подледных погружениях не используются. Костюм и жилет-компенсатор подключаются к разным первым ступеням (в целом конфигурация подледного снаряжения соответствует требованиям технодайвинга).

Майны используются треугольные и прямоугольные. Треугольные удобны тем, что из них проще выходить самостоятельно.

Что касается страховки, то возможны два варианта: 1) каждый дайвер прикреплен к отдельному страховочному фалу и работает в тандеме со своим страхующим; 2) дайверы работают на одном фале, страхующий один, а второй готов при необходимости его подменить. В каждой четверке должен быть хотя бы один дайвер уровня инструктора или дайв-мастера.

Если дайверов много, группы могут погружаться в разных местах погружений, отстоящих от базового ледового лагеря даже на несколько километров. В этом случае у каждой группы должна быть радиосвязь и баллон с кислородом, а в базовом ледовом лагере помимо радиостанции для связи со всеми группами есть спутниковый телефон и УКВ-радиостанция (такой же комплект есть и в дайв-центре).

К погружениям допускаются подводники с сертификатом Ice Diver PADI. Если человек обучался по системе, в которой нет такой специализации, то он должен иметь не менее пяти зарегистрированных подледных погружений и уметь выполнять все упражнения, предусмотренные стандартом PADI: очистить маску подо льдом, переключиться с основного регулятора на резервный и обратно, подключиться к резервному регулятору напарника, правильно работать со страховочным фалом, знать подледные сигналы и так далее.

ПЕРВЫЕ ИТОГИ

Дайв-центр на Белом море работает всего третий сезон, что, конечно, очень мало для того, чтобы можно было говорить о каких-либо результатах, особенно если учесть, что это пока первый опыт и ориентироваться просто не на что. Ведь нельзя же сколько-нибудь серьезно сравнивать экономику дайв-центров в Хургаде и на Полярном круге.

Однако некоторые итоги подвести уже можно, и самый главный и важный из них - отсутствие свободных мест в «высокий сезон» задолго до дня заезда и восторженные отзывы тех, кто уже побывал здесь (некоторые из них можно посмотреть в «Гостевой книге» на сайте дайв-центра «Полярный круг» - www.ice-diving.ru).

Конечно, чтобы превратить Белое море и Россию в целом в значимый международный центр подледного дайвинга, усилий одного или даже нескольких дайв-центров недостаточно. Нужна целенаправленная созидательная деятельность значительной части дайверского сообщества. Тем не менее вполне объективные предпосылки для этого есть, и не воспользоваться ими будет просто нерачительно.

СИНДРОМ ЛОЖНОГО ПАРТНЕРСТВА
Михаил САФОНОВ

Очень часто среди профессионалов, занимающихся организацией подледных погружений, возникают споры о том, какая схема обеспечивает большую степень безопасности: когда напарники под водой привязаны к одному страховочному фалу или когда у каждого из них свой фал и, соответственно, свой страхующий.

Спор этот может быть столь же бесконечным, как противоборство лилипутов и блефусканцев, но в дайв-центре «Полярный круг» сложилось все следующим образом. Начинали мы нырять по схеме «один дайвер - один страхующий», это правило восходит к отечественной водолазной школе. Считалось, что напарник подводника -это тот, кто его страхует.

Однако современный любительский дайвинг базируется на идее бадди-партнерства, и люди к этому очень привыкают уже с первых занятий. При этом по стандартам PADI напарники под водой могут находиться как на одном страховочном фале, так и на двух.

В конечном итоге мы пришли к такой схеме: на занятиях отрабатываем с курсантами обе схемы и позволяем во время погружений пользоваться обеими, но рекомендуем погружаться на одном фале. Как показал наш опыт, при погружении на независимых фалах дайверы через некоторое время неосознанно начинают считать своим напарником страхующего. При этом контакт с напарником, находящимся под водой, заметно ослабевает, и возникает ситуация, которую можно назвать «синдромом ложного партнерства»: теоретически дайверы под водой остаются напарниками, но на практике они уже друг друга фактически не контролируют, что может привести к самым неприятным последствиям в случае возникновения нештатных ситуаций.

Если же дайверы привязаны к одному фалу, возникает более полноценное партнерство, люди готовы делиться воздухом, прийти на помощь в случае необходимости.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования