Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


РЭКИ СУДАНА

ЧАСТЬ II. САМОУБИЙСТВО ПО-ИТАЛЬЯНСКИ

Андрей РЯНСКИЙ NAUI DM, TDI adv trx
Фото автора

Утром 10 июня 1940 года капитан итальянского судна «Умбрия» Лоренцо Мусан слушал радио. Он делал это каждое утро много лет подряд, просто потому, что ему не терпелось узнать, что произошло за ночь в этом, давно сошедшем с ума мире. Но последние семь дней прослушивание утренних новостей превратилось для Лоренцо в ожидание приговора. Это был приговор мировой истории кораблю, оказавшемуся в ненужное время в ненужном месте. Сообщение о катастрофе, о которой все знали заранее, должно было поступить со дня на день. И капитан приготовившегося к смерти корабля крутил ручки радиоприемника, ловя нужную радиостанцию, невольно следя глазами за пушками своего палача - английского линейного корабля королевского флота «Лиэндер». Капитан Мусан понимал, что он должен совершить самоубийство раньше, чем приговор будет приведен в исполнение...

А начиналась эта история 30 декабря 1911 года, когда построенная на верфи Rieherst Schiffswerks в Гамбурге «Умбрия» была спущена на воду. «В девичестве» судно именовалось «Бахья Бланка». Два ее шестицилиндровых двигателя позволяли развивать скорость в 14 узлов. Имея зарегистрированное водоизмещение 10 076 тонн, она была грузопассажирским кораблем, способным перевезти более 2000 пассажиров и 9000 тонн груза. Размеры корабля составляли 153,4 х 18 м. В 1912 году «Бахья Бланка» начала обслуживать маршрут Гамбург - Америка (Аргентина) и добросовестно трудилась на нем до начала Первой мировой войны, когда была интернирована в Буэнос-Айресе и стала собственностью правительства Аргентины. Мирный этап карьеры судна завершился в 1935 году: «Бахья Бланка» была куплена итальянским правительством, переименована в «Умбрию» и перестроена в корабль для перевозки войск. В последующие два года она перевезла тысячи солдат и офицеров к различным колониям в Восточной Африке, а в 1937 году была продана пароходству Триеста (Triestino Line). Затем ее использовали на маршрутах между Италией и портами Красного моря.

Навстречу собственной смерти «Умбрия» двинулась в мае 1940 года. Капитан Лоренцо Мусан лично контролировал погрузку различных военных грузов в портах Генуи, Ливорно и Неаполя - Италия готовилась к войне. В обстановке секретности на «Умбрию» были погружены 360 000 бомб, 60 ящиков детонаторов и другие припасы в количестве 8600 тонн. Третьего июня 1940 года корабль прибыл в Порт-Саид. Хотя вступление Италии в войну ожидалось со дня на день, технически страна оставалась нейтральной, и все, что мог сделать британский королевский флот, - это задержать корабль до того, как его смертоносный груз достигнет вражеских сил. Шестого июня «Умбрии» наконец разрешили продолжить путь. Но теперь ее сопровождал корабль королевского флота «Гримсби», который 9 июня вынудил «Умбрию» встать на якорь вблизи Порт-Судана. Линейный корабль королевского флота «Лиэндер» появился позднее и высадил на «Умбрию» десант из 20 моряков, которые обыскали корабль на предмет контрабанды и остались ночевать на нем. Намерения их были недвусмысленны - захватить корабль с огромным количеством вооружений в день официального начала войны. У капитана Лоренцо Мусана не осталось выбора. Единственное, что мог сделать в подобной ситуации офицер и патриот, - это затопить судно в момент начала войны. Надо было только узнать о ней первым. И это ему удалось. Лоренцо Мусан не напрасно крутил ручки радиоприемника каждое утро. 10 июня 1940 года он оказался единственным человеком на борту, узнавшим о вступлении Италии в войну. Ему удалось затопить корабль под самым носом британских солдат: Горожане в панике бежали из города, когда стало известно о затоплении корабля со столь смертоносным грузом. И эта паника не была безосновательной. После войны группа британских специалистов-взрывотехников установила, что в случае взрыва половина Порт-Судана может исчезнуть с лица земли. Эту вероятность нельзя полностью исключить и в наши дни.

НЫРЯЯ НА «УМБРИЮ»

«Умбрия» лежит в том самом месте, где она впервые коснулась морского дна, - на рифе Вингейт со стороны порта. Самая глубокая его часть - нос (36 метров), а корма покоится на песке примерно на 30 метрах. Самая мелкая часть - в районе мостика, где шлюпбалки касаются поверхности воды. Никто не пытался поднять ни сам корабль, ни его груз. Ханс Хаас однажды описал этот рэк как «лучший рэк в мире», и многие специалисты с ним согласны. Корабль находится в защищенной от волн и течений гавани, с внутренней стороны рифа, что в немалой степени способствует его сохранности. Исчезла только деревянная палуба, но полностью сохранившийся огромный корпус корабля предоставляет дайверам огромные возможности для изучения. Теперь корабль стал еще и частью рифа и оброс мягкими и твердыми кораллами. Осталось добавить, что он населен огромным количеством рыб, разнообразие которых просто поражает. Стаи луцианов - постоянные спутники дайверов внутри корабля. Рыбы-дрозды, попугаи, бабочки всех цветов и размеров встречают вас снаружи. И над всеми ними, у самой поверхности воды, регулярно патрулирует окрестные воды гигантская барракуда, которая совершенно не боится дайверов и подходит на расстояние до метра.

Все части корабля, включая 360 000 бомб, легко доступны для осмотра. В носовой части якорная цепь выходит из люка и исчезает внизу. Оба якоря были спущены, когда корабль затонул, и лежат в 200 метрах от рэка. В передней палубе открыт доступ к трем грузовым отсекам. Главная мачта была между первым и вторым из них, теперь сломана и лежит на дне. Рамные металлоконструкции палубы все еще удерживают корабль. Вместе с отсутствием верхних перекрытий это дает возможность легко проникнуть ко всем грузовым отсекам. Вот тут и начинается самое интересное.

Внутри первого и второго отсеков находятся бомбы, детонаторы, самолетные покрышки, большие кувшины, упакованные в сено, множество все еще запечатанных деревянных ящиков. В третьем отсеке сформировалась стена из мешков с цементом. Тут же - остатки автомобилей Фиат 100 Лунга. Это целый гараж, который, тем не менее, дайверы часто не замечают, теряясь среди огромных внутренних пространств корабля.

Далее подводников встречает жилой отсек с остатками мостика. Этот участок сильнее всего пострадал с момента затопления. Как и везде на корабле, деревянные конструкции быстро сгнили в кипящих жизнью теплых тропических водах - мостик превратился в развалины, за которыми на дне моря покоятся труба и центральная мачта.

Внутри центрального отсека также есть на что посмотреть. Здесь общие помещения, многочисленные каюты, проход в моторный отсек - полностью закрытый, без всякой подсветки естественным светом. За двумя гигантскими двигателями уходят в корму оси винтов. Здесь же и полностью оборудованная мастерская.

Вернувшись из моторного отсека и проплывая дальше в сторону кормы, мы видим два оставшихся грузовых отсека, в которых хранится большинство из 360 000 бомб. Задняя мачта также лежит на дне. Внутри отсеков ровными рядами сложены тысячи авиабомб, над ними лежат детонаторы, запасные части и снаряды большого калибра для корабельных орудий. Это единственное место в мире, где можно проплыть внутри арсенала такой разрушительной силы!

Кормовой отсек - еще одна действительно хорошо сохранившаяся часть корабля - вплоть до поручней и швартовочных тумб. В прекрасном состоянии находится один из винтов, доступный для наблюдения на глубине всего 15 метров. Второй винт захоронен в грунте.

Прозрачность воды в полтора-два раза ниже, чем на большинстве суданских дайв-сайтов, - сказывается близость порта. И это придает дополнительный шарм погружениям, особенно на закате солнца. Мое любимое место на корабле - вид на шлюпбалки. Изогнутые трубы полностью обросли кораллами и по сути являются уже частью рифа. Ясно видны две соседние шлюпбалки, третья - уже как в густом тумане, четвертая - на грани видимости. Почему-то здесь вспоминаются виды Венеции или Санкт-Петербурга в туманную погоду.

Практику поднятия сувениров автор считает неприемлемой для любого рэка. Тем более для «Умбрии»! При этом возможностей для этого корабль предоставляет более чем достаточно. Я видел испанского дайвера, который во время погружения набрал целый карман патронов, пуговиц, пробок. И мне стоило немалых трудов убедить его расстаться с этими сувенирами. Трудно бывает доказать человеку, что каждый рэк - это музей. И тащить экспонаты из него - нехорошо, даже когда нет смотрителя и решеток. Аргументы насчет шмона в аэропорту на вылете срабатывают лучше. Тем более что он и в самом деле традиционно происходит в аэропорту Порт-Судана и включает в себя личный досмотр в отдельном кабинете.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования