Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ПРАВДА О РЭКАХ БЕЛОГО МОРЯ

Наталия ЧЕРВЯКОВА
Фото автора, Петра СЛЕЗАКА, Михаила СЕМЕНОВА

Белое море - одно из богатейших северных морей европейской части России. Богато оно не только флорой и фауной, но и многовековой историей. На Белом море можно найти петроглифы, оставленные древними племенами; побывать в монастыре, отбивавшем атаки шведов в XVI веке, а потом под водой прикоснуться к тому самому шведскому фрегату или своими глазами увидеть первое научное судно Советского Союза, стоявшее у истоков отечественной океанологии. Но север неохотно делится своими тайнами, лишь самым настойчивым приоткрывая завесу давно минувших дней...

Для любителей лазить по затонувшим судам и кораблям есть две новости, традиционно одна - хорошая, другая - не очень. Начнем с хорошей. На Белом море очень, ОЧЕНЬ много рэков - разных времен и разных народов. Даже приблизительно невозможно подсчитать их количество, потому что (внимание: новость вторая) ОЧЕНЬ немного известно о местоположении этих судов на морской карте. Но пойдем по порядку:

Начиная с XV века, Россия вела очень активную торговлю со Швецией, используя морские пути Беломорья. До этого такая деятельность была очень рискованной из-за постоянных набегов и пиратства викингов. Ситуация изменилась со строительством Архангельска и Соловецкого монастыря, когда купцы получили императорскую защиту. На экспорт шли лес, соль и мех; из ввозимого больше всего ценились пряности. На побережье Белого моря до сих пор существуют поморские деревни, помнящие золотые времена торговли 600-летней давности (Черная Речка или Нильмо-губа, например). Разумеется, за все время морских международных отношений потонуло немало судов. Какие-то садились на мель, другие гибли от пиратов. К сожалению, не осталось никаких документов, указывающих координаты кораблекрушений тех лет. Не осталось даже устных свидетельств, тем более если судно скрывалось под водой вдали от населенных пунктов. О рэках тех времен, как и о гораздо более молодых, становится известно лишь тогда, когда они видны или мешают судоходству и рыбакам.

Мы знаем всего лишь один деревянный шведский фрегат приблизительно XV века, но он практически не сохранился. От былого величия остался только деревянный борт. Большей частью он занесен песком, а все надстройки и мачты начисто снесены подвижками льдов за последние 500-600 лет - судно лежит на глубине 2-6 м, что мешает рыбакам ставить сети. Но именно поэтому о нем и известно.

В похожем состоянии на Соловецком архипелаге лежит металлический рэк-военный корабль - около 130 м в длину. К сожалению, помимо отдельных деталей, на нем ничего не сохранилось. Все надстройки давно срезаны местными жителями и все теми же льдами. Видимость до поздней осени позволяет разглядывать и угадывать только отдельные элементы конструкции.

С информацией о местоположении более современных рэков дело обстоит намного лучше. Существуют хотя бы координаты крушений многих военных/торговых судов, но в том-то и дело, что это, как правило, - данные места крушения, а не реального положения на морском дне. На Белом море регулярны сильные течения, поэтому медленно идущий на дно предмет может быть отнесен на десятки и даже сотни метров. Часто и глубины, на которых они покоятся, пока лежат за пределами возможностей дайверов-любителей, даже самых технически продвинутых. Глубина Кандалакшского залива достигает 350 м, и даже средние глубины 80-120 м - это слишком много для сложных условий погружений.

Тем не менее имеющиеся координаты дают возможность поиска. Найти новый рэк - специальная задача и большой труд, но сложность и занимательность процесса вряд ли кто-то будет оспаривать. Такие экспедиции уже делали несколько раз на «Картеше», и, конечно, эта работа еще не закончена. Много чего предстоит разведать и найти.

Однако есть на Белом море уже известные рэки, некоторые - с богатой историей, лежащие на доступных глубинах и вполне живописные. Так уж сложилось, что большая часть их - суда, служившие когда-то отечественной науке.

«ПРОФЕССОР МЕСЯЦЕВ»

«Профессор Месяцев» - это первое специально сконструированное научно-исследовательское судно Советского Союза. В конце 1940-х годов в стране начал активно развиваться промысел атлантической сельди. На Мурманской судоверфи специально для ПИНРО (Полярный научно-исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии) было заказано два научных судна: НИС-5 «Профессор Месяцев» (1952 г. постройки) и НИС-6 «Академик Берг» (1953 г.). Среди старожилов бытует мнение, что «Профессор Месяцев» был построен в Швеции, однако никаких документальных подтверждений этому найти не удалось. Оба судна занимались в основном изучением миграций, распределения и размножения атлантическо-скандинавской сельди.

Технические данные «Профессора Месяцева» таковы: длина 39,5 м, ширина 7,4 м, водоизмещение 500 тонн. Корпус судна - стальной с обшивкой бортов дубом. Для научного судна он был хорошо оснащен, и это давало дополнительные возможности для исследования. В 1954-1956 годах «Профессор Месяцев» проводил исследования по рельефу Гренландско-Норвежского бассейна. Максимальной глубиной Норвежского моря в то время считалось 3 860 м. В 1956 году были получены новые данные, и наибольшая глубина Норвежского моря определена в 4 487 м (68° 39'7 с. ш., 2° 54'5 з. д.). Всего «Профессор Месяцев» с 1952 по 1967 год выполнил 36 рейсов и был списан в 1970 году, когда новые современные суда пришли ему на смену.

Однако после списания в ПИНРО «Месяцев» попал на беломорскую биологическую станцию ЗИНа - Зоологического института Российской академии наук, расположенную на мысе Картеш. К слову сказать, научно-исследовательское судно «Картеш» начинало работать именно там, прежде чем перепрофилироваться в экспедиционно-дайверское.

Итак, НИС «Профессор Месяцев» исправно трудился на благо советской науки на биостанции и был единственным судном, открывающим навигацию еще при плавающих льдах (корпус-то дубом обшит!). Из-за этого он и пострадал: была попорчена обшивка носовой части и вместо дуба его залатали сосновыми досками. Но начались поломки, оплачивать которые денег не было. Кроме того, институту подарили новый «Картеш» - более современное судно.

Как-то раз глубокой осенью «Месяцев» вытащили на берег - на зиму. Так обычно делают с судами, чтобы их не попортило льдами и не затопило. Весной старый баркас стал сползать к воде. За сезон его не подтянули обратно, не зафиксировали, да и не использовали. «Профессор Месяцев» продолжал тянуться к воде. За несколько лет судно оказалось полностью скрыто под водой в маленькой бухте биостанции. В 1990 году его официально списали.

В настоящее время НИС «Профессор Месяцев» лежит с большим креном на правый борт на илисто-песчаном дне с максимальной глубиной около 11 м. Вся обшивка в отличном состоянии, под обрастаниями - негниющий дуб. Только на носу видно, что сосновые доски уступают действию морской воды.

История сделала новый виток развития, и сейчас экспедиционное судно «Картеш» привозит дайверов посмотреть на этот рэк, хотя сам «Картеш» был на волоске от такой же участи, не выкупи его восемь лет назад Подводный клуб МГУ. Кстати говоря, НИС был назван в честь Ивана Илларионовича Месяцева (1885-1940) - ихтиолога, гидробиолога, профессора кафедры МГУ и основоположника отечественной океанологии.

ДЕРЕВЯННЫЙ МРБ

Малый рыболовецкий бот - тоже наследие науки. Верой и правдой он прослужил на беломорской биологической станции МГУ, перевозя пассажиров, тягая тралы и планктонные сети, не одно студенческое поколение, пока не оказался на морском дне на радость любопытным дайверам. История этого судна была подробно описана в DiveTek № 5(19) 2006 года, поэтому не буду в нее углубляться.

МРБ лег на илистое дно Великой Салмы в самом начале 1990-х годов. Этот деревянный бот лежит с креном на правый борт на ровном дне на глубине 16-19 м в 50 м от берега. За полтора десятилетия рэк успел обрасти актиниями, губками и асцидиями, среди которых уживаются креветки, крабы и морские пауки. Обычно в щелях и под корпусом можно увидеть какую-нибудь рыбу - треску и зубаток.

Сейчас МРБ - пожалуй, один из самых посещаемых рэков Белого моря, даже несмотря на свои скромные размеры - длина его составляет 12 м. Подводные туристы из дайв-центра «Полярный круг» часто наведываются к деревянному судну, а фотографы любят его за фотогеничность.

«НАУЧНЫЙ»

Как следует из названия, еще одно научное судно. Тоже принадлежало биологической станции Московского университета. «Научный» - имя собственное, в миру такое судно называется «Ярославец» и выполняет, как правило, водолазные задачи. В стандартной комплектации на «Ярославце» есть даже барокамера. На биостанции было уже несколько поколений «Ярославцев» - «Научных», которые, впрочем, не имеют к водолазам прямого отношения, а просто возят пассажиров и все, что нужно для обеспечения практики.

Этот «Научный» тоже затонул в начале 1990-х годов по совершенно не понятным причинам. История его крушения до сих пор покрыта мраком. Он лежит рядом с дайв-центром «Полярный круг», под небольшим островом, на глубине 21 м практически на ровном киле.

Конечно, есть еще и другие рэки в Белом море, например в Чупинской губе, где тоже регулярно бывают дайверы. А есть еще те, которые, как я уже сказала, ждут на беломорском дне своих первооткрывателей.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования