Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


РЕКОНКИСТА - 2007. ФИЛИППИНЫ

Сергей ЧЕРКАШИН
Рисунки Константина ПИЛИПЕНКО

Ввиду того, что Вы: оказываете радушный и почетный прием: наипаче же таким, которые по своему благородству не унижаются до своекорыстного угождения черни: положил я выдать в свет сей труд, дабы дерзнул он предстать на суд тех, кто, выходя за пределы собственного невежества, имеет обыкновение: выносить не столько справедливый, сколько суровый приговор, - Вы же: вперив очи мудрости своей в мои благие намерения, надеюсь, не отвергнете столь слабого изъявления нижайшей моей преданности.

Мигель де Сервантес Сааведра

В конце марта 2007 года состоялся пресс-тур представителей дайверских, околодайверских и совсем не дайверских журналов на Филиппинские острова. В отличие от Магеллана, чье плавание сюда продолжалось около двух лет (впрочем, здесь же оно для адмирала трагически и закончилось), сегодня дорога занимает менее суток. А начиналось все так романтично! Неожиданный телефонный звонок нежным женским голосом сообщил мне, что через три дня надо лететь на Филиппины, при этом на раздумья дается час. Больше трех минут думать у меня не получилось.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

(со слов Дона Мигеля Д'Эспиноса-и-Вальдеса)

К концу XV века наша планета, а точнее, еще не открытые новые земли были поделены между Португалией и Испанией Тордессильясским соглашением 1494 года. Этот документ, основанный на булле Папы Римского Александра VI Борджиа, проводил демаркационную линию по меридиану, проходящему в 370 лигах (1100 миль) к западу от Азорских островов. Все вновь открытые земли к востоку от этой линии отходили к Португалии, а все, что к западу, - Испании. Положение усугублялось активной экспансией португальцев вокруг Африки в направлении Индии и Молуккских островов (Острова Пряностей), что спровоцировало Испанию искать западный путь к этому вожделенному архипелагу.

К началу XVI века уже совершены походы Колумба и идет активная колонизация островов и побережья Карибского бассейна. В 1513 году Бальбоа пересекает панамский перешеек и выходит на побережье Тихого океана.

Однако водного пути к заветной цели все еще не найдено. Американский континент непреодолимым барьером преграждал дорогу каравеллам конкистадоров.

Фернандо Магеллан уже имел опыт походов в Индию и к Малакке в составе португальских экспедиций. Он провел, как сегодня сказали бы, маркетинговое исследование, в ходе которого утвердился в уверенности, что далеко на юге Америки существует проход (paso), открывающий дорогу в Южные моря. Не найдя поддержки у короля Эммануила, он переселяется в Испанию, где неожиданно получает карт-бланш от юного императора Карлоса. В итоге 20 сентября 1519 г. флотилия из пяти кораблей выходит из Севильи. Суда: «Сан Антонио», «Тринидад» (флагман), «Консепсьон», «Виктория» и «Сант Яго» водоизмещением 120, 110, 90, 85 и 75 тонн соответственно. В общей сложности 58 пушек, 7 фальконетов, 3 массивные мортиры; суммарный экипаж - 265 человек.

Во время этого броска на Запад было все: тяготы океанского перехода, разочарование на грани нервного срыва, когда вместо ожидаемого пролива было обнаружено устье реки (Ла-Плата), изнурительная зимовка у безжизненных берегов Патагонии, мятеж капитанов, гибель «Сант Яго» и предательский уход «Сан Антонио» с основными припасами продовольствия. Наконец, радость от исторического открытия, проход через пролив, названный Todos los Santos, позднее получивший имя Магелланова, снова тяжелейшее, более чем трехмесячное пересечение Тихого океана на грани голодной смерти, и - вот она - земля! Аборигены встретили пришельцев с восторгом и традиционным радушием, т.е., извините, сперли с кораблей все, что только можно и чего нельзя, «подрезав» даже судовую шлюпку. За что острова были названы Разбойничьими (Ладронские).

Путешествие заняло без малого два года (для сравнения: плавание Колумба к берегам Америки продолжалось всего 34 дня). Дальнейшее продвижение на юго-запад привело к открытию огромного архипелага - островов Сан Ласаро (Филиппинскими они стали позже, в 1542 году). Перемещаясь от острова к острову, флотилия остановилась в Себу, где Магеллан вошел в дружественный контакт с местным авторитетом - раджой Хумабоном. Началось массовое обращение аборигенов в христианство, в общем, все как положено. Однако вождь немногочисленного населения соседнего островка Мактан с благозвучным именем Силапулапу (в народе его до сих пор называют ласково: Лапу Лапу) выразил свою непокорность и продемонстрировал независимость от раджи. Магеллан, как это в те времена было принято, решил провести показательную порку. Но тут случился казус. Испанский отряд численностью 60 человек высадился на Мактане. Им противостояло до полутора тысяч туземцев. В принципе, такое соотношение сил никогда не обескураживало конкистадоров. Опыт Кортеса и Писарро - тому подтверждение. Но в данном случае превосходство европейского оружия не сработало. Шлюпки не смогли подойти близко к берегу из-за коралловых рифов, и огневая поддержка с такой большой дистанции была совершенно неэффективна. Кроме того, был утерян фактор психологического превосходства. В итоге карательный отряд был смятен волной живых тел. Как результат, - восемь убитых, в том числе и адмирал Фернандо Магеллан.

Итак, не поверив знаменитому португальцу в оптимальности достижения Островов Пряностей с востока, мы прибыли в этот регион с западной стороны.

И сразу - в Себу (ударение на последний слог), второй по величине город этого государства. И тут случилось нечто неожиданное.

Где-то в районе паспортного контроля ко мне приблизилась весьма колоритная личность в более чем экстравагантном наряде. Высокая стройная фигура, гордая осанка и тонкие черты лица контрастировали с глубоко запавшими глазами, излучающими многовековую печаль и вселенскую тоску. Взор пронзал насквозь и не оставлял никаких надежд на сохранение тайны помыслов. Всклокоченные волосы, с легкой горбинкой нос и короткая аристократическая бородка выделяли их обладателя из общей туристической массы. Но более всего меня напряг его наряд: вместо приличествующей случаю легкой футболки тело незнакомца покрывала слегка помятая и потускневшая, но все еще изящная кираса. Из-под коротких пышных штанов торчали кривоватые ноги, обутые в высокие ботфорты, подошвы которых, казалось, жили собственной жизнью, не слишком связанной с остальной частью сапог. Длинный узкий меч сиротливо свисал почти до самого пола. Картину дополнял испанский шлем с лихо загнутыми полями в лобной и затылочной части, надетый с кокетливой небрежностью. В руке это чудо держало продолговатый и, видимо, тяжелый сверток, замотанный в грубую мешковину. Как позже выяснилось, это была аркебуза.

Первое, о чем я подумал, что, видимо, нам не стоило злоупотреблять гостеприимством домодедовского дьюти-фри, ибо проскочить стадию зеленых чертиков и сразу попасть на уровень общения с привидениями - это явная заявка на успех! Когда же призрак открыл рот, мои опасения только усугубились. С ярко выраженным андалузским акцентом он произнес:

- Не окажет ли достопочтенный идальго (оглянувшись, я понял, что это - ко мне) великую честь принять заверения в искренней симпатии и великодушно позволит мне назвать свое имя? - и далее с легким поклоном: - Дон Мигель д'Эспиноса-и-Вальдес, двоюродный брат Гонсало Гомеса де Эспиноса, альгвасила флота Его Величества короля Карлоса.

Слово «альгвасил» повергло меня просто в ступор. Язык прилип к небу, ручонки непроизвольно потянулись к нательному кресту. Дон Мигель тем временем продолжил свой монолог, суть которого сводилась к следующему. Он являлся одним из старших офицеров корабля «Консепсьон», одного из трех оставшихся в составе флотилии Магеллана после гибели «Сант Яго» и предательского дезертирства «Сан Антонио». Во время стычки с туземцами на острове Мактан, в которой погиб Магеллан, Дон Мигель получил ранение и свалился без сознания в мангровых зарослях. Когда очнулся, его ждало великое потрясение. По какой-то непонятной для него причине он выпал из своей эпохи и оказался в совершенно незнакомом и чуждом для него измерении. Он абсолютно не «въезжает» в окружающую действительность и уже близок к помешательству. На что я, с трудом облизнув губы, ответил, что, глядя на него, у меня, похоже, такая же фигня.

- Обратиться к вам, синьор, - продолжал Дон Мигель, - меня подвигло чувство безграничной уверенности, что я имею дело с благороднейшим идальго (тут моя спина непроизвольно выпрямилась) и что вы не оставите мою заблудшую душу в сетях этого разнузданного мракобесия!

Неожиданно ко мне вернулся дар речи, и я ответствовал в том ключе, что его заблудшая душа географически не слишком далеко удалилась от места его ранения, поскольку аэропорт Себу расположен именно на острове Мактан, но вот по времени: с тех пор прошло ровно 486 лет. Здесь Дон Мигель выдал семиэтажную тираду на кастильском наречии, в которой неоднократно упоминалась Богоматерь. Предложив оставить в покое святых, я выразил от всего своего поколения благодарность испанской короне за то, что они привнесли на эти земли христианство, а стало быть, в отличие от мусульманского мира, мы имеем все шансы привести свои мозги к общему знаменателю с помощью веками проверенного народного средства. Мы нашли спокойное местечко, и Мишка (мы как-то быстро перешли на «ты») поведал драматическую историю.

В этом месте Дон Мигель сглотнул скупую мужскую слезу и смачно вспомнил Святую Деву Марию:

- Такие вот дела, Дон Серхио.

Я попытался его утешить, рассказав дальнейшую судьбу экспедиции, но получилось не слишком оптимистично.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

(со слов Дона Серхио)

После беспорядочного возвращения остатков отряда на шлюпки и ретирования к своим кораблям ситуация резко изменилась. Раджа Хумабон, еще вчера бывший лучшим другом испанцев, понял, что их могущество вовсе не так безгранично. Дальнейший ход его мыслей нетрудно предугадать. Вновь обращенный брат во Христе хитростью заманил почти весь офицерский состав флотилии на званый пир, где они и были благополучно перебиты, всего 24 человека. Правда, захватить корабли не удалось, те сумели вовремя поднять паруса. К этому времени экипажи катастрофически поредели, и численности моряков просто не хватало для работы со снастями. Было решено с одним из судов расстаться. В районе острова Бохул «Консепсьон» бы сожжен (в этом месте Дон Мигель издал звериный хрип), а команда пересажена на «Тринидад» и «Викторию».

Еще около пяти месяцев суда беспорядочно бороздили воды многочисленных островов, промышляя откровенным пиратством, пока, наконец, не причалили к Тидору, одному из Молуккских островов, тех самых Островов Пряностей, к которым так стремился Магеллан. Здесь остатки флотилии еще раз разделились, уже в последний раз. «Тринидад» остался на длительный ремонт (впоследствии он был захвачен португальцами, и всего несколько человек из его экипажа через годы сумели вернуться на родину). «Виктория» же, набив свои трюмы специями под завязку, взяла курс на запад. Через месяцы скитаний по Индийскому и Атлантическому океанам, в постоянной борьбе с голодом и избегая удобных маршрутов, дабы не столкнуться с португальцами, корабль на последнем издыхании добрался до родных берегов. В живых оставалось всего 18 моряков. Реализация привезенного груза с лихвой окупила все затраты на экспедицию. Стоимость двух сотен человеческих жизней не оценивалась. Капитан Себастьян дель Кано представил правильный доклад королю и был удостоен всяческих почестей.

Вечером мы посидели за столом и воспоминаниями, ставшими уже историей и для него. Когда нам принесли наиболее популярное здесь пиво «Сан Мигель», мой собеседник неимоверно воодушевился, увидев свое имя на этикетке, и стал активно дегустировать продукт. В какой-то момент он оторвался от этого благородного занятия и вопросил, в чем, собственно, святость этого Мигеля. Я ответил, что это он поймет сам завтра поутру.

А наутро нас ждала передислокация на остров Боракай, курортную жемчужину Филиппин. Местные перелеты осуществляются всего несколькими авиакомпаниями, одной из основных является Seair. В ее парке самолеты двух типов: Dornier 328 и Let 410 UVP-E. Особенно мне понравился второй: 19 посадочных мест, два члена экипажа и полная демократия на борту: пилоты разрешают фотографировать прямо через лобовое стекло, буквально сидя у них на плечах. Но больше всего меня воодушевил традиционный предполетный инструктаж по безопасности. Еще на земле, завершив демонстрацию себя и спасательного жилета, стюардесса мило улыбнулась и: изящной походкой покинула самолет. Красочные реалистичные рисунки в памятке, иллюстрирующие аварийное приводнение, оптимизма не добавили. Признаться, я очень волновался, как поведет себя мой испанский друг во время полета. Но опасения мои были напрасны: после дотошного изучения волшебных свойств «Сан Мигеля» он тихо ушел в себя и вернулся оттуда только уже на земле.

Дон Мигель затрясся в бессильной злобе, извергая проклятия на голову этого прохвоста дель Кано, который был одним из активных участников мятежа в заливе Сан-Хулиан, всячески вставлял палки в колеса благородным устремлениям Магеллана, а теперь пожинает плоды чужой славы.

Я приобнял Мигеля за плечи и начал мурлыкать ободряющую песню (как всякий, лишенный голоса и слуха, я очень люблю петь): «Ты андалузец, Мишка, а это значит, что не страшны тебе ни горе, ни беда:». Куплет допевали уже хором. Со слухом и голосом у благородного идальго было так же хорошо.

Пришел наш проводник из местных и сообщил, что автобус подан. Естественно, я пригласил Мигеля с нами, на что он, окинув взором нашу разношерстую компанию, заявил о своей полной готовности влиться в ряды столь доблестного отряда и покарать коварных вероотступников. Пару раз обойдя вокруг нашей самодвижущейся повозки, Дон Мигель молча уселся на сиденье. Всю дорогу он нервно вертел головой, пытаясь, видимо, понять, где же спрятана лошадь. Я показал ему на капот, такой ответ его вполне удовлетворил. На ночевку мы прибыли, как и положено странствующим рыцарям, на постоялый двор (пятизвездочная гостиница) с истинно восточным названием Shangri-La (www.shangri-la.com).

- Достойное пристанище! - пробубнил Дон Мигель.

Боракай - небольшой островок, все северное побережье которого - сплошной пляж с мягким белоснежным песком (ненавижу!). Для любителей ночной жизни - безграничный простор. В светлое время суток интересы народных масс вращаются в треугольнике «дайвинг - яхтинг - пляжинг». Самым «раскрученным» дайв-центром является Calypso (www.calypso-asia.com), в арсенале которого я с удовлетворением обнаружил не менее десяти ребризеров, правда, только полузамкнутых - дрегеровских «долфинов».

Когда я заявил Мигелю, что мы сейчас полезем под воду на затонувшее судно, он выразительно покрутил пальцем в районе виска и поинтересовался, не съел ли я чего-нибудь галлюциногенного на завтрак. Тем не менее, он отважно заявил, что не оставит благородного дона наедине с помутившимся рассудком даже в морской пучине. Сборы были недолгими, форма одежды моего напарника избавляла от необходимости подбора грузов, наоборот, я проследил, чтобы BCD ему был выдан повышенной емкости. Большого труда стоило убедить Мигеля в абсолютной бесполезности аркебузы под водой, но свой меч оставлять он категорически отказался. Плачевное состояние судна Camia, прилегшего на глубине 29 метров, привело испанца в полное уныние, и от дальнейших погружений в стиле wreck diving он старательно увиливал.

Следующей точкой на карте наших передвижений стал остров Бусуанга у северо-восточной оконечности Палавана. Это край, почти совершенно не испорченный цивилизацией. Если вы истинный фанат первозданной природы, то вам сюда. Кстати, существует мнение, что первые переселенцы из Юго-Восточной Азии появились именно здесь. Вообще, с Палаваном связано много легенд. По одной из них, самая крупная в мире натуральная жемчужина, - «Голова Аллаха» весом 1280 каратов (6400 грамм) была найдена в 1934 году в раковине местной гигантской тридакны. Несколько лет назад прошло сообщение, что нынешний ее владелец получил предложение от неких частных лиц из группы Усамы бен Ладена приобрести у него жемчужину за 60 миллионов долларов, чтобы подарить Хусейну в качестве «увертюры единства» между «Аль-Каедой» и иракским правительством. Сделка по каким-то причинам не состоялась. Дон Мигель д'Эспиноса-и-Вальдес тут же сверкнул алчным взором и заявил о немедленной готовности огнем и мечом отвоевать сокровище у неверных. В качестве альтернативы я предложил ему лично понырять за жемчугом, на что был получен категорический ответ, что негоже кастильскому дворянину мочить свою задницу, когда есть еще сила в руках и меч не окончательно проржавел. Обе идеи спустили на тормозах и отправились покорять маленький остров Димакья, с трудом угадывающийся на горизонте.

Вся территория этого островка оккупирована шикарным отелем, носящим скромное, даже где-то застенчивое имя Club Paradise (www.clubparadisepa-lawan.com). Впрочем, название вполне себя оправдывает. Очень удачное место для спокойной семейной расслабухи. Но при этом вполне можно оторваться по полной с помощью местного Dugong Dive Center. Название говорит за себя, именно эти воды - одно из немногих оставшихся на Земле мест, где совершенно реально поплескаться в компании с морской коровой, этим симпатичным добродушным увальнем 400-килограммовой весовой категории.

Другим уникальным местом в данном регионе является остров Корон. Это надо видеть! И почувствовать на собственной шкуре, причем в буквальном смысле этого слова. Одной из местных достопримечательностей является небольшое озеро, отделенное от моря невысоким скальным отрогом, преодолев который мы погрузились в какую-то мистерию. Резкий термоклин в это время года проходит точно по 10-метровой изобате. Если четко выйти на этот горизонт, то ваша спина будет прохлаждаться в слое с 26-градусной температурой, в то время как животик нежится в купели, прогретой до 37 °С. Я думал, что термодатчик на моем компьютере просто сойдет с ума от таких контрастных ванн! Ощущения непередаваемые! Оглянувшись, я увидел умильную физиономию Мигеля, прямо как у того ежика, который бегал по полянке и ловил кайф. Позже, правда, пришлось лечить ожоги на благородном дворянском теле. Говорил же я ему, чтобы снял кирасу! Для полноты картины следует отметить, что второй термоклин проходит на глубине 23 метра, где температура воды вновь падает на 10 градусов.

Продолжение следует

Выражаем благодарность: Департаменту по туризму Филиппин и Российскому представительству; Qatar Airways Russia и коммерческому представителю в России - Назиру Абдувахидову; Marsman Drysdale Travel and Tours; Shangrila Mactan Hotel, Cebu; Southeast Asian Airlines or SEAIR; Pinjalo Resort/Calypso Divers, Boracay; Microtel Boracay; Club Paradise/Dugong Dive Center, Coron, Palawan; Sofitel Philippine Plaza Hotel, Pasay City; Philippine Airlines; Badian Island Resort and Spa, Cebu; Bahura Resort and Spa, Dumaguete; Orient Wind Tours, Dumaguete.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования