Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ЕСТЬ ЗОЛОТО В РУССКИХ ГЛУБИНАХ

Витя ЛЯГУШКИН
Фото автора

О том, что на Ладоге, в районе Приозерска, лежит колесный пароход, знали многие. Даже очень многие. Запутанная история с его нахождением сделала координаты этого объекта общераспространенными, а репортаж по Питерскому телевидению довершил начатое приозерскими водолазами: о колеснике узнали все. По крайней мере, несколько десятков человек из когорты особо заинтересованных даже на него нырнули. Но известие о том, что Андрей Герасименко нашел на колеснике судовую кассу, сумели скрыть, тем более, что он ее сразу припрятал и особо распространяться о ее местонахождении не стал. Тем приятнее мне было попасть в число тех немногих избранных, кому выпала удача увидеть своими глазами мечту любого рэк-дайвера. Судовую кассу парохода XIX века.

В дверь осторожно постучали.

Дракон высунулся из пещеры и с подозрением оглядел испуганных Рыцаря и Принцессу.

- Вам чего?

- Мы пришли, чтобы отобрать твои сокровища, - строго ответил Рыцарь.

- Ах! Мои сокровища! - Дракон побагровел. - Вы это серьезно?

- Абсолютно! - Взвизгнула Принцесса.

- Не пущу, - сказал Дракон. - Уходите отсюда. - Он отступил обратно в пещеру и захлопнул за собой тяжелую дубовую дверь.

Наверное, каждый мечтает о сокровище. Даже так: о Сокровище. Галеон, набитый золотом! Ну, на худой конец барсетка с баксами. И все. Жизнь перевернется и засияет, как бриллиант. Кто-то всю жизнь так и мечтает об этом, кто-то начинает воплощать свою мечту в жизнь и с разочарованием осознает, что работа по поиску сокровищ - это такая же работа, как и любая другая. Но в любом случае эта мечта живет в душе каждого, кто сохранил хотя бы искорку авантюризма и детской непосредственности. Поэтому оставаться равнодушным при упоминании о судовой кассе я не мог. Килограммы золотых червонцев мерещились мне все время.

- План «Б»? - вполголоса спросила Принцесса.

- Ага, - кивнул Рыцарь. - Давай ты, у тебя лучше получится.

- Не открою, - отозвался изнутри Дракон. - Шиш вам, а не сокровища!

- А посмотреть-то хотя бы можно? - спросила Принцесса.

- Посмотреть? - Дракон задумался. - А руками хватать не будете?

- Ни-ни! - пообещала Принцесса.

- Ну что ж... посмотреть - это пожалуйста. Заходите.

Загремели засовы, и дверь открылась.

- Ноги вытирайте, - сказал Дракон. - Кто желает, может надеть тапочки. И старайтесь не отставать, тут легко заблудиться, а искать вас потом по всей пещере я не намерен.

Парочка неловко протиснулась в узкий проход. - Вперед, - махнул лапой Дракон. - За мной. Я вас проведу в сокровищницу.

От Питера до Приозерска всего 130 километров, сели да поехали нырять, делов-то. Питер - это не Москва (порт семи морей, а нырять негде). К обеду добрались до места, пробки уже как в столице. Радушный прием Андрея Маркаряна, его дача находится на берегу Ладоги буквально напротив затонувшего колесного парохода. Выезжаем к самой кромке воды и спускаем к воде лодку гостеприимного хозяина. Море, песок, маяк вдалеке. Это не опечатка, Ладога действительно напоминает море. Тот же песок, тот же прибой, тот же знакомый шум волн, та же гладь воды на горизонте. Отчаливаем, по дороге за шутками-прибаутками проверяем снаряжение и наличие ножей. Здесь не Карибы, везде рыбацкие сети. Недолго и запутаться. Питерские дайверы недавно даже проводили мастер-класс по выпутыванию из сетей. Долго ловим по GPS точку. Ярослав ныряет - проверить попадание в нужное место и аккуратно зацепить якорь. Чтобы не повредить старое судно. С третьей попытки нам это удается, все погружаются.

Через десять минут блужданий по запутанным, темным коридорам Дракон вывел их в небольшую круглую залу, весь пол которой был засыпан монетами.

- Золото! - воскликнул Рыцарь.

- Ага, - кивнул Дракон и, не останавливаясь, протопал в дальний конец залы, где виднелся темный проход в другое помещение. - Ну, вы идете?

- Куда? - опешил Рыцарь. - Разве сокровищница не здесь?

- Нет, конечно! - фыркнул Дракон. - Золото - это ерунда.

- Ерунда?.. - Рыцарь растерянно оглядел груду монет. - Но ведь...

- Молчи, - прошипела Принцесса и толкнула Рыцаря в бок. - В драконьих сокровищницах бывают такие вещицы, что всего золота королевства не хватит, чтобы их выкупить!

- Ясно, - кивнул Рыцарь.

Ладожская вода не самая комфортная. Это не Байкал и уж тем более не Красное море. Темная. Страшная. Капризная. Желто-коричневого оттенка. С крупными хлопьями мути. Хоть глубина и небольшая, всего тринадцать метров, такое погружение следует рассматривать как техническое и относиться к нему со всей серьезностью. Глубже десяти метров уже темно, видимость в лучшее время пять-шесть метров, в худшие - метр, даже сорок сантиметров, причем смена лучшего времени на худшее может произойти минут за сорок. Так же внезапно налетает шторм, поэтому наличие на поверхности страхующего обязательно. А так можно вынырнуть и обнаружить себя посередине штормящей Ладоги и без плавсредства, которое унесло волнами. На этот раз нам повезло. Видимость метра четыре и полный штиль. Сквозь коричневатую воду проявляются останки корабля. Сначала я вижу борт и палубу с провалившимся в трюм настилом. Чуть дальше основание трубы и колеса. Фантастическое зрелище! Настоящий колесный пароход в прекрасном состоянии.

Дракон повел их дальше. Следующая зала ослепила героев тысячами бликов, разбежавшихся от ограненных камней.

- Бриллианты! - восхищенно воскликнула Принцесса.

- Не только, - уточнил Дракон. - Также сапфиры, рубины, топазы, турмалины, аквамарины... ну и прочие. Красиво, да? Принцесса как завороженная шагнула к стеллажу с драгоценностями, протянула руку и замерла в нерешительности.

- Нравится? - ухмыльнулся Дракон. - Можешь потрогать.

Принцесса коснулась кончиками пальцев блестящего ожерелья, повертела массивное кольцо с крупным алмазом, взяла в руки тяжелый изумрудный медальон... Ее глаза удивленно распахнулись. Она была на грани обморока. Дракон задумчиво склонил голову набок, посмотрел на Принцессу одним глазом, потом другим, снял с полочки корону и уложил ее на светлые волосы Принцессы.

- Да, - кивнул он. - Тебе идет. Ладно, носи на здоровье. Ну что, пошли дальше? Он как ни в чем не бывало скрылся в следующем проходе. Герои двинулись следом за Драконом. Принцесса то и дело снимала и надевала обретенную Корону, все еще не веря своему счастью.

После общего осмотра корабля стало понятно: он великолепен. Отлично сохранившиеся колеса и паровая машина, лебедка, лежащая чуть в стороне от основного корпуса, сам корпус и решетчатый настил - все эти части рисовали картины из далекого прошлого, знакомые по кинофильмам. Диссонанс с «Жестоким романсом» вносили только вынесенные вперед колеса - никогда мной не виданная компоновка корабля. Хотя Андрей Герасименко не смог поехать с нами, он подробно рассказал, где лежит судовая касса. Проникаем в трюм, благо настил в кормовой части корабля провалился вниз, и в условленном месте достаем сокровище затонувшего корабля.

- Кажется, пришли, - произнес Рыцарь, когда перед ними открылась следующая комната. - Вот они, бесценные сокровища!

- Ну что вы, - засмеялся Дракон. - Это так, игрушки.

Рыцарь как завороженный двинулся вдоль стен, осторожно касаясь руками двуручных мечей, сверкающих копий, причудливо изогнутых луков...

- Топор усекновения, Копье Тройного Грома, Посох Мужской Гордости, - небрежно перечислил Дракон. - А та железка, которую ты только что сунул себе в карман, - легендарный эльфийский кинжал Шип.

- Я только... я хотел... - Рыцарь умудрился покраснеть и побледнеть одновременно.

- Да ладно, бери, - махнул лапой Дракон. - Мне он давно уже ни к чему.

- А можно я тогда тоже?.. - шалея от собственной наглости, спросила Принцесса.

- Да бери чего хочешь, - пожал плечами Дракон. - Я не жадный. Только побыстрее выбирайте, и так уже задержались.

- Это все еще не сокровищница, - прошептал себе под нос Рыцарь и покачал головой. - Обалдеть!

Через минуту процессия двинулась дальше. Рыцарь, весь обвешанный оружием, пребывал в счастливой прострации, с его мужественного небритого лица не сходила робкая улыбка.

Да, это была она - Мечта детства. Ну, или, если быть точными и до конца честными, это был железный ящик с гнутыми ножками и английским замком, напоминающий сейф. Хотя нет. Это была судовая касса. И даже если потом докажут, что это была швейная машинка в футляре, я не поверю, потому что я видел именно судовую кассу колесного парохода 1842 года постройки. И никакие историки в мире и никакие доказательства не убедят меня в обратном. Как завороженные, мы крутили ее со всех сторон, пытаясь просветить, как рентгеном, хидовыми фонарями и увидеть золото. Много золота, царские десятки, которые спрятал капитан на случай непредвиденных расходов. Но нет. Толстые железные стенки были неумолимо непроницаемы.

- Я знаю, что он хранит в сокровищнице, - громким шепотом сообщил Рыцарь Принцессе. - Знания, вот что! Накопленную мудрость веков! Книги, манускрипты...

- Библиотека, - коротко сообщил Дракон.

- Я был прав! - воскликнул Рыцарь. - Но библиотека не сокровищница, - пробормотал он.

- М-да. - Дракон развернулся и скрылся в следующем проходе.

Герои друг за другом двинулись за ним.

- Это... что? - недоуменно моргнула Принцесса.

- Пивные бутылки, - охотно сообщил Дракон. - Встречаются уникальные экземпляры, взгляните, например...

- И это - сокровище?! - воскликнул Рыцарь.

- Нет, конечно, - Дракон, которого грубо перебили, обиженно поджал губы. - Сокровища гораздо дальше, а это так, былые увлечения. Давно пройденный вариант. За три тысячи лет чего только не перепробуешь! Монеты, камни, бабочки... Вы еще не видели мою коллекцию марок и птичьих яиц!

Нетерпеливый читатель, наверное, уже вспотел от нетерпения, узнать, так что же было в этом ящике. Золото? Полуистлевшие ассигнации времен Александра-освободителя? Судовые документы? Может быть, вообще ничего? Или это был просто ящик с инструментами? Не знаю. Честно, не знаю.

Мы не стали его поднимать. Не потому, что не смогли. Не захотели. И если вы не понимаете почему, то мне трудно вам это объяснить.

- Спасибо, было очень познавательно, - сухо произнесла Принцесса, подхватила Рыцаря под локоть и поволокла обратно к выходу.

История российских судов с паровым двигателем началась в 1813 году, когда Роберт Фултон с помощью Джона Адамса, американского посла в Российской империи и будущего 6-го президента США, получил 15-летнюю привилегию на строительство стим-ботов (steam-boat) в России. Но в 1815 году Фултон скончался, так и не построив в России ни одного судна. Однако в ноябре того же года с механического завода Чарльза Берта в Петербурге вышло деревянное судно под названием «Елизавета». Его корпус представлял собой копию так называемой тихвинской барки и имел длину 18,3 м, ширину 4,57 и осадку 0,61 м. Установленные на судне однотопочный паровой котел и балансирная паровая машина мощностью 4 л.с. и частотой вращения вала 40 об/мин приводили в действие бортовые гребные колеса диаметром 2,4 м и шириной 1,2 м, имевшие по 6 лопастей. Над палубой судна возвышалась паровая железная труба высотой 7,62 м, несущая на себе при попутном ветре парус. Скорость парохода достигала 5,8 узла (10,7 км/ч).

Первый официальный рейс пароход Берда совершил из Петербурга в Кронштадт 3 ноября 1815 г. со средней скоростью 5 узлов. Восхищенный возможностями нового транспортного средства, участник рейса контр-адмирал Петр Иванович Рикорд даже придумал новое слово для его обозначения - пароход, которое тут же вошло в обиход.

Таким образом, Россия стала третьей страной в мире, после США и Англии, создавшей паровой флот. В первые годы было построено пять пароходов, которые курсировали между Петербургом и Кронштадтом. Но затем все застопорилось из-за гигантского количества крепостных, которые трудились бурлаками на буксировке барж почти бесплатно.

Между тем в Англии в 1822 году насчитывалось уже 150 стим-ботов, в 1827 году - 300, а в 1849-м 1 100 судов имели паровые машины. В те же годы в России было менее 100 судов, причем больше половины из них были куплены за границей. Из всех колесных пароходов на сегодняшний день сохранились только грузопассажирский «Святитель Николай» (1886 г.), потому что на нем плыл В.И. Ульянов в ссылку в Шушенское, и трехпалубное неизвестное пассажирское судно, снимавшееся во всех фильмах про дореволюционную Россию и сейчас ремонтирующееся в Шлиссенбурге. Одним словом, эпоха русского пароходостроения XIX века почти не оставила вещественных доказательств своего существования.

Тем уникальнее оказалась находка сделанная Борисом Кузнецовым в августе 1997 года. Ему удалось обнаружить у подножия банки колесный пароход середины XIX века. Однотрубное, двухмачтовое металлическое судно с открытой палубой без надстроек (они появились в конце 1850-х гг.). Признаком ранней архитектуры является и наличие планширя на деревянных стойках. Гребные колеса смещены в нос, а паровой котел и труба, наоборот, ближе к корме, что характерно для ранних типов пароходов. Одноцилиндровая паровая машина с двумя нижними боковыми балансирами тоже получила распространение в 40-х гг. XIX века. Если быть точнее, она была разработана в Англии в 1832 году, но в начале 1850-х гг. эти машины были вытеснены более компактными и эффективными безбалансирными машинами прямого действия. Соответственно наш пароход был построен именно в этот временной промежуток. Компоновочная схема судна характерна для пароходов 1840-х гг., позднее вал колес было принято смещать к миделю. Котел смонтирован на фундаменте из огнеупорных кирпичей с английской маркировкой. Все эти данные, по мнению научного руководителя проекта «Тайны затонувших кораблей» Андрея Лукошкова, свидетельствуют о том, что это пароход «Валаамо», принадлежавший Финляндско-Ладожскому пароходному обществу в Сердоболе (ныне Сортавалла). Дата его постройки неизвестна. Этот пароход был куплен в Англии в 1859 году. Ходил он между Сердоболем, Кексгольмом (Приозерск), островом Валаам, островом Коневец и Санкт-Петербургом. Погиб «Валаамо» в шторм 1872 года. Совпадают и технические параметры. «Валаамо» имел паровую машину в 90 л.с, а размер цилиндра и ходшток машины найденного парохода при сравнении с чертежами той поры соответствуют показателю 100 л.с. Ширина корпуса «Валаамо» была 6 метров, что соответствует ширине найденного судна. В кормовой части судна, была найдена посуда фабрики М.С. Кузнецова, эта марка появилась после 1864 года и просуществовала до 1989 года.

С учетом всего вышесказанного, эта находка, возможно, является одним их самых первых колесных пароходов, трудившихся на российских акваториях. И внутри него находится прекрасно сохранившаяся самая старая в России судовая паровая машина. Сколько она еще продержится под натиском дайверов, любителей сувениров, вопрос нескольких лет или, может быть, даже месяцев.

Экспедиция организована при поддержке ООО «Стэфф».

От всей души благодарю компанию «НИМАЛ» за предоставленную замечательную вспышку Ikelite DS 125, с помощью которой были сделаны все фотографии экспедиции.

Отдельная благодарность Андрею МАРКАРЯНУ за бескорыстную помощь в подготовке материала.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования