Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


ДКБ: СТРАШНО НЕВЕЖЕСТВО

СОВМЕСТНАЯ АКЦИЯ ЖУРНАЛА DIVETEK И КОМПАНИИ «ТЕТИС»

Напоминаем вам, что на подводном портале «Тетис» (www.tetis.ru) вы можете задать любой вопрос о декомпрессии ведущим отечественным специалистам в области гипербарической физиологии и водолазной медицины. Ответы на ваши вопросы опубликованы в рубрике «Гипербария» (см. DiveTek № 3[23] 2007, 4[24] 2007, 5[25] 2007 и 6[26] 2007).

Сегодня на ваши вопросы отвечают ведущие специалисты ГНЦ РФ - ИМБП РАН В.В. Смолин и Г.М. Соколов.

Babr:
■ В одном из ваших предыдущих ответов прозвучало: «Способствующими факторами возникновения ДКБ являются... избыточное потребление жидкости непосредственно перед спуском».

Не могли бы вы объяснить подробнее механизм влияния избыточной жидкости на риск возникновения ДКБ. Всегда считал, что при занятиях дайвингом нужно пить много жидкости, чтобы избежать обезвоживания организма, которое, в свою очередь, увеличивает риск возникновения ДКБ.

■ Польза увеличения потребления жидкости при ДКБ (обильное питье, внутривенное введение жидкости) несомненна, поскольку она обусловлена механизмом развития заболевания. Газовые пузырьки могут вызывать закупорку капилляров и создавать блокаду кровотока. Механическое давление пузырьков на стенку сосудов и нарушение оксигенации окружающих тканей вызывают потерю тонуса кровеносных сосудов, повышение их проницаемости, выход жидкой части крови (плазмы) в окружающие ткани и сгущение крови, увеличение ее вязкости. Было установлено, что при тяжелой степени ДКБ выход плазмы из кровеносных сосудов составляет 20-57 процентов от ее первоначального объема. Установлен положительный эффект внутривенных вливаний при ДКБ, что, однако, не может являться альтернативой лечебной рекомпрессии.

Что касается вопроса о количестве потребляемой жидкости перед погружениями под воду, то ответ на этот вопрос неоднозначен. С развитием дайвинга широкое распространение получила рекомендация обильного потребления жидкости в период спусков под воду. Найти научное обоснование такого подхода нам не удалось. Более того, эта рекомендация противоречит результатам исследований на физических моделях и биологических объектах, в которых было показано, что чем более концентрирована и богата белками жидкость, тем сложнее в ней образовываться газовым пузырькам. Стойкость таких растворов газов в жидкостях тем больше, чем больше их вязкость. А.П. Бресткин (1953 г.) установил, что гидратированные ткани обладают меньшей способностью удерживать азот в состоянии пересыщения по сравнению с тканями, более бедными водой. Избыточное потребление жидкости может привести к «разжижению» крови и усилению выделения избыточно растворенного азота в свободную газовую фазу. Водолазные врачи, в частности К.А. Павловский (1940 г.), на основании опыта медицинского обеспечения спусков считали, что обильное питье перед спуском предрасполагает к ДКБ. Мы также при обеспечении водолазных спусков были противниками перегрузки жидкостью организма водолазов. В исследованиях А.П. Бресткина и соавторов (1958 г.) с применением водной или водно-солевой нагрузки испытуемым перед разрежением воздуха в барокамере была показана зависимость тяжести ДКБ от степени задержки воды в тканях: чем она была больше, тем чаще появлялись симптомы заболевания и тем значительнее они были выражены. И.В. Цыганов и Л.С. Тихонова (1991 г.) установили, что в результате дробной дегидратации методом сухоядения через день в течение недели выживаемость от ДКБ животных, подвергаемых быстрой декомпрессии после пребывания под давлением 70 м вод. ст., была большей, чем в контрольной группе животных. Авторы объясняли это тренировкой организма к дегидратации тканей, которая имеет место при ДКБ. Подобные результаты были получены также в исследованиях В.В. Власова (1979 г.).

Все сказанное выше не означает, что мы призываем к ограничению потребления жидкости и сухоядению, поскольку практика показывает, что обезвоживание также может провоцировать возникновение ДКБ. Наше мнение: во всем нужна мера, не следует вдаваться в крайности. Считаем, что потребление жидкости в период дайв-туров должно отвечать потребностям организма и быть умеренно увеличено по сравнению с обычным хотя бы в связи с метеорологическими условиями в основных местах проведения дайвинга, с повышенной физической нагрузкой и дыханием сухим сжатым воздухом, правда, последнее при спусках под воду является несущественным фактором. Потребляемая жидкость должна быть безалкогольной и желательно негазированной. Перед спуском под воду перегружать организм жидкостью не рекомендуется. Обильное питье непосредственно перед погружением помимо вышесказанного увеличивает нагрузку на сердечно-сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт и почки, что усиливает насыщение организма азотом и может провоцировать возникновение ДКБ.

ВКС:
■ На мой вопрос о современных воззрениях на лечебную рекомпрессию в воде был дан такой ответ:

«Целесообразность применения подводной воздушной рекомпрессии зависит от глубины дайва и времени возникновения ДКБ: при дайве на глубины до 30-40 м и возникновении симптомов фазу после подъема на поверхность или перед выходом наверх подводная воздушная рекомпрессия может быть рекомендована при достаточном количестве воздуха. Она может быть полезной при отсутствии на месте барокамеры...»

А вот что написано в статье тех же авторов в журнале «Октопус» №03(21)2002:

«При отсутствии кислородного оборудования категорически запрещаются любые попытки ликвидации возникших в результате декомпрессионного газообразования пузырьков путем срочного погружения на глубину при дыхании воздухом. Такой метод использовался в водолазной практике на заре развития гипербарической физиологии и водолазной медицины (в 20-30-х годах XX века), но не оправдал себя. Оказалось, что при незамедлительном повторном погружении газовые пузырьки не ликвидируются - напротив, организм дополнительно насыщается азотом, и состояние пострадавшего ухудшается. В связи со случаями гибели водолазов при использовании этого метода он был признан опасным».

В этом, собственно, и вопрос.

■ Соавтором статьи в журнале «Октопус» № 03(21)2002 был курс-директор PADI C.C. Куриков. Поскольку PADI отвергает возможность проведения подводной воздушной рекомпрессии, было дано такое жесткое заключение. Подводная кислородная рекомпрессия также не признается PADI, однако мы все же посчитали необходимым рекомендовать ее как исключительно эффективный способ оказания первой помощи в отличие от воздушной подводной рекомпрессии.

Теперь в ответах на вопросы, публикуемых в журнале DiveTek, мы имеем возможность высказать свою собственную точку зрения. О том, что оптимальным способом оказания первой помощи при отсутствии на месте барокамеры является подводная кислородная рекомпрессия и что целесообразность применения подводной воздушной рекомпрессии сомнительна и трудноосуществима в условиях дайвинга, мы писали в DiveTek № 4[24] 2007. Ее целесообразность действительно сомнительна, поскольку ненадлежащее ее проведение может принести только вред. В цитируемом ВКС нашем ответе на вопрос о подводной воздушной рекомпрессии в DiveTek № 5 [25] 2007 упущено окончание фразы: «... но, как правило, после этого требуется полноценная лечебная рекомпрессия. Подводная воздушная рекомпрессия через несколько часов или суток после заболевания может привести к отягощению ДКБ». Действительно, в случае отсутствия на борту катера не только декомпрессионной камеры, но и кислорода перед руководителем спусков (инструктором) встают как медицинские, так и морально-этические проблемы: следовать ли запретам PADI и DAN или на свой страх и риск оказать посильную первую помощь пострадавшему. Мы бы выбрали второе, несмотря на ряд отрицательных моментов и опасностей этой процедуры, и до начала транспортировки к барокамере назначили бы щадящий режим с максимальной глубиной не более 10 метров, что не привело бы к выраженному дополнительному насыщению азотом и что позволило бы без особого вреда прервать этот режим на одной из остановок по готовности морского транспортного средства или вертолета к отправке пострадавшего в барокамеру. Предварительно следовало бы заявить, чтобы на этом средстве был кислород для дыхания им в период транспортировки. Назначение режимов с большой максимальной глубиной при отсутствии официальных воздушных режимов мы считаем опасным. Эмпирически составленный режим может привести к отягощению заболевания. Все это говорит о неоднозначности решения по оказанию помощи в подобной ситуации.

Принимать ответственное решение по проведению подводной воздушной рекомпрессии не пришлось бы, если бы были приняты все меры безопасности -если бы на месте проведения погружений дайверов или в непосредственной близости имелась барокамера (хотя бы транспортировочная), а также кислород, который, по нашему мнению, на месте спусков должен быть в обязательном порядке.

ВКС:
■Хотелось бы получить разъяснения по поводу кислородной лечебной рекомпрессии.

■ В Межотраслевых правилах по охране труда при проведении водолазных работ, утвержденных приказом Минздравмедпрома России от 13.14.07 № 269, на которые ссылается ВКС, кроме воздушных или кислородно-азотно-гелиевых режимов имеется также два режима кислородной лечебной рекомпрессии, которые могут применяться при ДКБ легкой степени. Лечебный эффект кислородных режимов, как и других, связан в основном со следующими факторами:

1) величиной максимального давления;

2) временем пребывания под этим давлением; 3) составом газовой среды (вдыхаемого газа или газовой смеси); 4) парциальным давлением кислорода; 5) последующим режимом декомпрессии; 6) особенностями заболевания и индивидуальной чувствительностью к декомпрессиоиным расстройствам. Эффект кислородных режимов связан в основном с повышенным парциальным давлением кислорода (до 2-3 кгс/см2) при отсутствии в ходе лечения дополнительного поступления в организм азота. Уменьшение объема газовых пузырьков и их ликвидация достигаются при этом в первую очередь за счет градиента содержания азота в пузырьке и окружающих его крови и тканях. Этот градиент значительно превышает тот, который имеется при использовании воздушных и кислородно-азотно-гелиевых режимов, что значительно ускоряет диффузию азота из пузырька.

Игорь Зорин:

■Я опишу случай (три аналогичных) происшедший со мной, буду чрезвычайно благодарен, если удастся получить ответ от уважаемых специалистов.

В последний раз мы совершали погружение на воздухе на 70 метров, декомпрессия проходила на 50 м на нитроксе, необходимый режим был выдержан, консерватизм максимальный, сухой костюм, хорошая поддева.

По прошествии часа-полутора, после выхода на поверхность, я почувствовал сильное головокружение, ему предшествовали некоторые «блестки» или пятна (наверное, так правильно) в глазах, потом тошнота, рвота, стоять вертикально было невозможно, сильно упала собственная температура - 35,5 °С, сильнейшее потоотделение, поднять голову очень тяжело, свет «давил» на глаза... В таком состоянии я пробыл часов восемь, потом стало полегче, но тем не менее вставать было весьма затруднительно еще дня три, передвигался практически все это время, держась за что-либо, еще пару-тройку недель при резком повороте головы взгляд как бы уплывал назад, состояние весьма неприятное. О себе: рост - 187 см, вес - 125 кг (бывший тяжелоатлет, лишний вес, безусловно, имеется), давление постоянное порядка 140/90(100). Случаев с такими симптомами у меня за последние четыре года было четыре. Глубины - от 40 до 70 м... Один раз, самый первый, началось головокружение, потом прошло. Остальные три были по «полной программе».

С нетерпением, по возможности, жду ответа.

■ У вас имелся типичный случай декомпрессионной болезни в форме меньероподобного синдрома. Обычно заболевание в такой форме протекает тяжело и плохо поддается лечению. В водолазной практике после полного излечения от этого заболевания запрещаются спуски под воду в течение одного месяца. Вам очень повезло, что заболевание прошло без лечения. Это редчайший случай. Однако в связи с тем, что вы перенесли это состояние четыре раза, рекомендуем вам обратиться к опытному специалисту для выявления возможной патологии со стороны внутреннего уха или центральной нервной системы. Такая консультация и при необходимости лечение могут быть проведены в клиническом отделе нашего института врачами, имеющими большой опыт работы с космонавтами, водолазами-глубоководниками и дайверами. Не исключено, что имевшиеся у вас приступы были связаны с обострением какого-то заболевания, спровоцированным действием необычных факторов дайвинга.

NickVektra:
■ Хотелось бы знать, насколько полезна (вредна, не нужна) баротерапия (кислород) после дайвинга. Режим 50 минут, давление 1,5-1,7. Если нужна, то сколько сеансов рекомендуется пройти для профилактики.

■ Профилактическая кислородная баротерапия (гипербарическая оксигенация) после погружения под воду никакого вреда не представляет для любого человека, не имеющего немногочисленных противопоказаний. После любого спуска под воду такая терапия является дополнительной профилактикой возможной ДКБ. Она может быть рекомендована при неблагоприятных условиях нахождения под водой, нарушениях при плавании на глубине и подъеме, при возникновении начальных признаков ДКБ, а также при опасении появления заболевания в предстоящем полете. Режим профилактической терапии определяет владелец барокомплекса. Обычно для профилактики достаточно одного сеанса.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования