Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


40 ЛЕТ НАЗАД... или НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ

Алексей МИХИН
Генеральный директор ООО «Дайвиндустрия», инструктор IART

Ровно сорок лет назад доктором Вальтером Старком (Walter Stark) был разработан первый в мире серийно выпускаемый аппарат замкнутого цикла с электронной регулировкой парциального давления кислорода. Аппарат получил название Electrolung. С этого момента началась новая эра освоения человеком подводного пространства с CCR (Closed Circuit Rebreather - ребризер замкнутого цикла).

Для начала хотелось бы немного рассказать о Вальтере Старке. Он вырос во Флориде. В 1964 году получил степень доктора морской биологии в университете Майами. Всю свою жизнь Вальтер посвятил исследованию рифов и преуспел в этом. Он открыл для науки более ста видов рыб и огромное количество более простой фауны. Кроме того, Старк был прекрасным инженером и использовал этот дар во благо исследовательской работы. Так, в 1964 году он разработал оптический порт для широкоугольной фотосъемки, который с тех пор повсеместно используется. На сегодняшний день доктор Старк написал свыше 50 книг и статей и отснял 16 документальных фильмов.

Вальтер любезно разрешил опубликовать в российской прессе свои воспоминания об истории создания Electrolung.

В начале 1968 года меня пригласили на борт исследовательского судна Sea Diver для испытания новой подводной лодки Deep Diver в районе Багамских островов. Эта подводная лодка имела отсек, позволяющий впускать и выпускать дайверов на свой борт. На эти испытания были приглашены несколько ученых, связанных с исследованием морских глубин. Среди них оказался Джон Канвишер (John Kanwisher). Передо мной стояла задача провести сбор экземпляров глубоководного биологического материала, а Джон следил за физическим состоянием дайверов во время погружений при помощи разработанного им телеметрического оборудования.

Погружения с подлодки Deep Diver выполнялись на шланговом оборудовании. Газ для дыхания дайверов и обеспечения функционирования принимающего отсека подавался из большого сферического резервуара, расположенного в самой субмарине. Совершение одного погружения требовало большого объема газа, что существенно сокращало количество возможных погружений, повышало их стоимость и затрудняло организацию. Встал вопрос о необходимости более эффективного использования газа.

Оказалось, что и я и Джон давно задумывались о возможности создания рециркуляционного аппарата, в котором бы использовались газовые смеси и электронные датчики для контроля парциального давления кислорода. Каждый из нас в общих чертах понимал, что для этого нужно, но Джон не был ни дайвером, ни инженером, а я не разбирался в электронике. Однако на тот момент я погружался уже в течение 15 лет и сам сконструировал немало подводного снаряжения для решения своих задач, а Джон, помимо того, что был физиологом, создал первый кислородный датчик и читал лекции по разработке электронных приборов в Вудсхольском институте океанографии и Массачусетском технологическом институте.

Вернувшись домой, мы взялись за работу: Джон занялся разработкой схемы управления кислородным клапаном и вопросом его соединения с кислородными датчиками, а я принялся конструировать оборудование, подыскивая или изменяя отдельные его компоненты. Через полтора месяца у каждого из нас все было готово. Джон выслал мне макет схемы и датчики. Я установил их, и несколько первых тестовых погружений показали, что наш аппарат работает. В целом концепция и ее реализация были хороши, но многое еще требовало доработки. Например, электронные компоненты на макете соединялись проводами, а соленоидный клапан я сделал из соленоида, который вытащил из электрических часов с кукушкой.

Хотя прототип нашего устройства был создан очень быстро, нельзя сказать, что нас вдруг осенила мысль и мы ее моментально реализовали. Не один год мы размышляли и экспериментировали, так что когда началась фактическая работа, мы оба четко представляли себе, что нужно сделать и как это сделать. Через несколько месяцев собрали окончательный вариант ребризера, использовав плату с печатной схемой, миниатюрный пневматический соленоидный клапан, и усовершенствовали некоторые механические детали конструкции.

К концу 1968 года рабочая версия Electrolung была готова к использованию, и в ноябре того же года на борту судна El Torito я отправился на Косумель с несколькими новыми ребризерами Electrolung. Около месяца я успешно погружался с этим аппаратами, а кульминацией всей экспедиции стало погружение на глубину 130 метров, во время которого я сделал фотографии и собрал образцы нескольких новых видов кораллов. Следующие два года я нырял с Electrolung, исследуя глубокие части рифов в районе от Косумеля до Белиза и на Багамских островах. Там мне удалось обнаружить несколько ранее неизвестных видов рыб и беспозвоночных.

В ноябре 1969 года калифорнийская компания Beckman Instruments приобрела коммерческие права на Electrolung. В 1970-х годах Electrolung использовался множеством различных организаций, военно-морскими силами США, армией Израиля, NASA и нефтяными компаниями.

Через пару лет после продажи прав мне представилась возможность поработать с командой высококлассных инженеров, совершенствуя наш аппарат. Доработка коснулась только незначительных деталей, никаких фундаментальных изменений не вносилось. Основной задачей было не создать проблем, которых не наблюдалось в исходном устройстве, но которые могли появиться в результате изменений, предложенных людьми, являющимися специалистами лишь в своей узкой области.

Хотя создание ребризера Electrolung проходило с огромным энтузиазмом, это был не более чем эпизод в гораздо более широком, более интересном и более важном общем процессе. Как и большинство исторических событий, оно отнюдь не виделось его участникам столь уж знаменательным, как оказалось позже, когда мы взглянули на происшедшее с позиции сегодняшнего дня. Как правило, в ходе работы все затмевается обыденными событиями текущей жизни. За исключением редких случаев, то, что мы делаем в какой-либо момент, каким бы интересным и захватывающим оно ни было, все равно ощущается просто как жизнь, а совсем не как веха в истории.

Оборачиваясь назад, я понимаю, что в период с середины 1950-х по середину 1970-х в дайвинге происходило нечто необыкновенное. За эти годы он превратился из увлечения небольшой группы одержимых идеей, небогатых молодых людей, живущих преимущественно во Флориде, Калифорнии, Франции и Италии, в глобальную индустрию, работающую для удовлетворения интересов относительно состоятельных представителей нашего общества, сделавших погружения под воду своим хобби. На отдаленных тропических островах по всему миру стали появляться аэропорты, отели и дайв-центры. Дайвинг переориентировался на туристов, открывающих для себя новые экзотические места.

Но нечто действительно уникальное лежало в основе происходящего. Впервые в истории люди смогли свободно исследовать и погружаться в самый древний, самый богатый, самый великолепный и экзотический мир в природе - мир тропических коралловых рифов. Коралловые рифы уникальны. Нигде больше вы не увидите такого обилия и разнообразия жизни на столь близком расстоянии. Нигде больше она не покажется вам столь яркой и экзотической.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования