Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


Послевсплытие
Горькая цена рекорда

Оксана ИСТРАТОВА
Adv.EANx Instructor-Trainer IANTD
Trimix Instructor IANTD
Tec Trimix Diver DSAT
GUE Tec 1 diver
Adv. Wreck Diver IANTD
Basic Cave Diver IANTD
Фото: участников проекта

От редакции

Уважаемые читатели! Перед вами статья о том, о чем редко говорят и тем более пишут. О проблемах и сложностях рекордных погружений. До этого на подобный откровенный рассказ решились только Игорь Галайда и Роман Прохоров (см. DiveTek №1|9|2005). Хотя польза таких материалов очевидна. Кто-то, прочитав, откажется от недостаточно хорошо подготовленного дайва, другой еще раз проверит план погружения и снаряжение. И вполне возможно, что подобная искренняя статья спасет чью-нибудь жизнь.

Но в данном случае все не так просто. Автор статьи Оксана Истратова была суппортом во время рекордного погружения Геннадия Фурсова и Дмитрия Подольского на 202 метра на рэк «Иоланда» (см. DiveTek 1|27| 2008). К сожалению, только Оксана успела предоставить свою версию произошедших событий, поэтому предполагаемого многостороннего освещения проблемы, как в случае с Прохоровым и Галайдой, на этот раз не получилось - материал освещает произошедшие события только с одной точки зрения. Однако уже сейчас редакция уже располагает развернутыми комментариями непосредственных участников рекордного погружения, с которыми мы планируем ознакомить наших читателей в следующем номере журнала.

Для чего написана эта статья? Кто-то решит, что я злорадствую или завидую: На самом деле цель у меня одна - рассказать людям, что у рекордов и героических погружений очень часто есть и другая сторона, о которой зачастую умалчивают. И причин этому может быть великое множество - от банального нежелания ставить себя в глупое положение (у героя же может быть только героический ореол) до каких-либо маркетинговых мотивов. Не секрет ведь, что для большинства рекордсменов установление этих самых рекордов - еще одна маленькая ступенька для достижения собственных целей.

Свидетелем этого рекорда я стала совершенно случайно. О том, что ребята собираются нырять на «Иоланду», я знала достаточно давно, тем более что изначально планировалось совместное погружение. Как раз на тот момент у меня не было никаких особо важных дел, и я попросила взять меня на бот просто за компанию.

Во время одного из разминочных погружений мне удалось сделать несколько приличных фотографий дайверов на декомпрессии, что предопределило мое дальнейшее присутствие на борту и в остальные дни.

Первые несколько погружений прошли успешно, что позволило отработать схему взаимодействия команды основных дайверов с дайверами поддержки как в воде, так и на поверхности. При погружении на 170 метров вся команда сработала четко, правда, фото мне сделать не удалось - очень сильное течение: максимум, что было возможно, - это висеть рядом и периодически забирать и приносить баллоны. Ни о каких заплывах в синей воде с целью создания шедевров фотоискусства речи не могло быть.

Дмитрию очень понравилось, как я отстегивала лишние баллоны с его мегаконструктора, так что на самый ответственный дайв меня записали в команду суппортов, выделили один баллон и определили мою роль - кормилицы и поилицы.

В тот день сразу все пошло не так, как хотелось. Для начала поднялась волна. Конечно, ожидать хорошей погоды на Красном море в декабре - немного странно, и это было бы скорее везением, чем закономерностью, тем не менее все рассчитывали, что будет поспокойнее. Пришли и обрадовались: буй, установленный накануне, был на месте, только вот брошенный второй груз с ходовиком ушел в сторону и пропал из видимости, что лишало ребят дополнительной страховки в виде второго ходовика, параллельного первому. Но в приметы мы не верим (я, кстати, тоже, до определенного момента), поэтому, не обращая ни на что внимания, начали подготовку к погружению. Снаряжение собрано, дайверы готовы, капитан бота пытается зайти на точку и: промахивается. Вылезать обратно на бот, когда на тебе столько всякого железа, и прыгать опять - на такое сложно решиться. Принимается следующее решение: при помощи суппортов тащить веревкой за ботом к месту начала погружения. Видимо, привычка ездить быстро у местных жителей в крови - это относится не только к водителям такси, но и к капитанам некоторых кораблей, которые плохо понимают, что такое дайвинг вообще, а уж технический дайвинг для них, как запуск космического корабля - вроде прикольно, но для чего и как - совсем не ясно. Как итог - ребята вынуждены бросить веревку, чтобы избежать травм еще на поверхности.

Второй заход удачнее первого. И наконец погружение началось. Нервное ожидание в течение первых нескольких десятков минут до момента прихода на глубину 50 метров. Полная боевая готовность первого суппорта, который спустя 10 минут после запуска буя должен уйти в воду, чтобы узнать, все ли в порядке вцелом. Дальше очередь захода и прихода остальных суппортов - с глубины 30 метров сопровождение планировалось постоянное независимо от ситуации. Я находилась в команде тех, кто шел первым на тридцатиметровую встречу. Спускаемся по ходовику, с радостью видим наших героев живыми и здоровыми, смотрим компьютеры, жмем руки. Праздник и веселье! Приношу воду, начинаю снимать баллоны у Димы, и вдруг: меня хватают за руку и показывают такой нелюбимый, наверное, всеми, а уж суппортами на глубоких погружениях особенно, сигнал - «проблема». Учитывая, что газы все есть, оборудование исправно и работает, ходовик на месте, остается только самое страшное - проблема со здоровьем. Что, собственно, и случилось. Гена показывает мне, что у него кружится голова.

Скажу честно: не была готова на тот момент к такому развитию событий - моя маленькая роль не предполагала у меня даже наличия спарки, а сухой костюм, который я использую всегда и везде, спокойно ремонтировался в перерывах между рабочими днями и курсами. На одном баллоне удалось продержаться час, что, учитывая глубину, совсем неплохо. Убедившись, что мой подопечный чувствует себя более или менее хорошо и способен воспринимать окружающую действительность адекватно, я нахожу себе замену в лице одного из официальных суппортов и выхожу на поверхность, чтобы посовещаться с суппортом на корабле - Нилом Блэком относительно той ситуации, в которую мы попали. Гена категорически отказался от вызова спасательного бота на место происшествия. На написанные и принесенные мною с поверхности вопросы он дал четкий ответ - «мне ничего не надо, я сам все решу». О чем я и сообщила Нилу. На боте для меня уже подготовили спарку одного из дайверов поддержки с остатками газа. Времени поменять подвеску и снять восемь килограммов груза не было.

Спустя какое-то время сверху, видимо, решили, что на этот день проблем еще недостаточно: наш бот переезжает буй и перерезает ходовик, на котором мы висим. Дайверы сразу немного проваливаются вниз. Дима справляется сам, Гене приходится помогать восстановить плавучесть. Течение к этому времени никто не отменил - нас плавно понесло куда-то в сторону Хургады (а может, и Саудовской Аравии - мне в тот момент было не до географии).

Мой маркировочный буек забрали еще до начала погружения - его использовали в качестве какого-то запасного, так что в этот момент он развевался где-то под днищем бота. Увидев желтый аварийный буй на Д-кольце брасового ремня Димы, я предложила ему как можно быстрее обозначить наше местоположение. В этот момент я заметила, что над нами по поверхности плывет один из суппортов. Сила течения в разных слоях воды могла быть совершенно разная, поэтому надо было как можно быстрее дать понять, где мы. Дальше ждало новое открытие - один из участников погружения не смог отстегнуть буек, он просто не дотянулся. Запустив буек, мы продолжили наш дрифт.

Наверху над нами, видимо, решили сжалиться - до момента начала выхода на корабль уже ничего не происходило. Только уже во время транспортировки к трапам команда попыталась нас немного покалечить, но на это никто даже внимания не обратил - привыкли. На борту - кислород, звонок в барокамеру, теплые вещи. Недолгий путь в порт, который тогда казался вечностью: Барокамера, разборки со страховой компанией, реабилитация после тяжелой ДКБ. Все это тоже результат этого рекорда.

Каждому, кто собирается выполнить какое-либо погружение, следует ответить на один вопрос: а могу ли я это сделать? Ответив «да», задайте себе еще вопрос: а готов ли я к тому, что дайв пойдет не так, как я запланировал? При более сложных или глубоких погружениях количество вопросов может расти в геометрической прогрессии. Достаточно ли подготовлены команда корабля и суппорты, чтобы оказать поддержку и, если понадобится, помощь во время погружения? Могу ли я рассчитывать на партнера и смогу ли сам оказать ему помощь, если потребуется? Подобных вопросов может быть очень и очень много. Честность при ответах - в ваших личных интересах. И самый последний вопрос: а готов ли я пожертвовать своим здоровьем и своей жизнью, чтобы установить этот рекорд?


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования