Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


Технические дни в Шарме

текст Геннадий Фурсов
фото Дмитрия Подольского

Шарм-эль-Шейх становится все более популярным местом среди пещерных «техников», и меня радует, что не последнюю роль в популяризации синайского кейв-дайвинга играет наша работа по исследованию новых глубоких дайв-сайтов в этом регионе. Недавно мы провели в Шарме неделю, во время которой довольно большая команда тримикс-дайверов обкатывала серьезную техническую программу для опытных ныряльщиков. Сегодня я расскажу о двух заключительных днях этой поездки, которые мы посвятили посещению пары небезызвестных синайских рэков.

Помимо меня в погружениях участвовали: Дима Подольский - мой напарник по 202-метровому погружению на «Иоланду»; Дима Шутченко и Володя Петров - наши суппорты в том погружении; Андрей Резванов и Григорий Титаренко - наши новые знакомые; в крайний день программы в качестве суппорта попробовал свои силы и справился с поставленной задачей начинающий технический дайвер - Сергей Цициашвили.

«Лара»

Решили не нырять глубоко, а посмотреть новое место и опробовать подводные буксировщики (почти никто из команды не имел опыта погружений с ними). Выбрали для погружения обратную сторону рифа Джексон на Тиране, чтобы нырнуть на затонувшее судно «Лара». Вообще-то это лишь половина судна - от кормы до центральной части, лежащая на глубинах 55-70 метров. «Лара» - кипрское судно, налетевшее на риф в 1985 году и застрявшее на нем. При попытке разрезать корпус на металл часть его ушла под воду. В этом месте возможны сильные течения, в летние месяцы сюда заходят акулы-молоты, некоторым посчастливилось увидеть до тридцати особей за одно погружение.

Заходим в воду напротив металлического остова, лежащего на рифе. У четверых из нас буксировщики с «длинным» телом и двумя батареями, рассчитанные на длительную работу под водой, у двоих - короткие, с максимальным ресурсом порядка 50 минут. Путь к кораблю под водой указывают обломки, разбросанные по стенке рифа. Включаю скутер, приноравливаюсь к нему и первым ухожу в глубину. Успеваю заметить хвост уплывающей акулы. Кажется, это серая рифовая. Буксировщик в момент включения начинает работать на третьей скорости (всего их пять) - достаточно комфортно, продуваться успеваешь без проблем.

Корабль стоит на ровном киле, корпус в отличном состоянии. Начинаем осмотр с разлома - виден поросший мягкими кораллами вал с огромной шестерней на конце. Отличный объект для фотографов. Открывается проход во внутренние помещения. Как далеко он ведет и ведет ли вообще куда-либо, пока неизвестно. Палуба судна почти идеально ровная, кое-где видны небольшие отверстия, сквозь них можно заглянуть внутрь. Заглядываем. Ничего интересного. Надстройка с мачтой отломились и лежат под углом на склоне рифа. В кормовой части отлично сохранились винт и рулевая лопасть. В глубине замечаем спасательную шлюпку. В какой-то мере дурачась и закладывая виражи на буксировщиках, несколько раз оплываем корабль и начинаем постепенный подъем, но особо не торопимся, осматриваем стенку рифа. На углу у маяка - встречное течение, довольно сильное, скутеры, хоть и медленно, но двигаются против него.

После погружения все живо обсуждают новый опыт. Коллективные выводы: а) чтобы нырять с буксировщиками уверенно, нужна практика; б) скутеры сильно облегчают жизнь при погружениях, где профиль дна не позволяет падать вертикально на запланированную глубину; в) короткие корпуса более маневренные, чем длинные; г) устройство надежное. Дело в том, что один из скутеров затек полностью, на о-ринг попал волос. Несмотря на это, скутер тянул до самого выхода на корабль. То есть и батарея и двигатель работали, практически погруженные в воду. Когда обнаружили протечку, дважды промыли двигатель и батарею пресной водой, просушили - все продолжало работать.

«Иоланда»

Основная проблема состояла в оборудовании, а точнее - в боксе для видеокамеры, рассчитанном на такие глубины. Их штучно изготовляют в Польше, только вот не получили мы бокс вовремя от польских товарищей. Решили рискнуть стандартным Light&Moution, с рабочей глубиной 96 метров. Запланировали мой соло-дайв на 160 метров, Дима Подольский и Дима Шутченко пойдут следом до 120. Мужское решение - у нас нет необходимости кому-то что-то доказывать.

Дежавю. Нас снова выбрасывают не совсем там, где надо, и течение быстро сносит метров на 100 в сторону. Выходим обратно на корабль. Понимаю: от меня ждут «разумного» решения отказаться от погружения. Я причин не вижу. Полчаса отдыхаем и снова заходим в воду прямо над унитазами. Камера уже включена, и бокс закреплен на стейджах с левой стороны.

Не теряя времени, включаю скутер и, держась над профилем дна, максимально быстро иду вниз. Спуск относительно медленный, поэтому решаю включиться на донный газ уже на 100 метрах, а до этого использовать тре-вел. По ходу вниз получается два переключения, что не очень удобно - приходится отпускать скутер, заправлять шланги. Примерно на 120 метрах начинается плавно уходящее в глубину плато, за краем которого и лежит «Иоланда».

Скутер работает исправно, я уже нахожусь метрах в пяти от края, когда раздается оглушительный хлопок. Боковым зрением вижу отлетающую в сторону крышку видеобокса. Взрыв слышали даже два Димы, находившиеся в тот момент метров на 50 выше и еще на 50 в стороне. Инстинктивно останавливаю скутер - надо убедиться, что все в порядке. Чувствую потерю плавучести, но не придаю этому особого значения - во время движения на скутере поддуваешься не так часто, как без него. Нажимаю кнопку на инфляторе и понимаю: эффекта ноль. Глубина - 142 метра. Тут же разворачиваюсь, и скутер тянет меня уже в обратном направлении. Но если по ходу туда я, можно сказать, парил над ним, то сейчас он меня буквально волочит. Пытаюсь надуть вторую камеру и понимаю: чтобы на 140 метрах накачать достаточное для подъема количество газа, потребуется дорогое время. Да и сколько смеси, пригодной для дыхания, туда уйдет! Продолжаю идти на скутере, подрабатывая ластами, дыхание несколько сбивается, но ситуацию контролирую. Пробую поддуть сухой костюм - он у меня запитан от отдельного 3-литрового баллона. Воздух в костюм поступает, но плавучести это не добавляет. Противникам двухинфляторного крыла рекомендую посчитать необходимый объем газа для подъема дайвера и шести 15-литровых баллонов с этой глубины и сравнить его с тем объемом, который находится в вашем 2-3-литровом баллончике. Еще немного поддуваю вторую камеру, глубина несколько меньше, идти чуть легче. Слава богу, есть скутер. Глубокие остановки прохожу, воткнувшись в риф. Только метрах на 70 ощущаю достаточную плавучесть. Отдышался, возле унитазов даже покатался рядом с плывущей черепахой.

Как оказалось впоследствии, были пробиты кордура(!) крыла и основная камера. Единственное разумное объяснение - осколок разлетевшегося бокса видеокамеры. Пришла мысль: «А если бы в голову?»

Основной вывод, сделанный из произошедшего, был очевиден для меня и раньше, теперь я просто получил наглядный пример. Нырять глубоко в открытой воде, используя в качестве дублирующей системы плавучести только лишь сухой костюм, - опасно. В случае проблем с крылом сухарь вас не поднимет. Если он запитан от 2-3-литрового баллона, то на максимальной глубине этого газа просто не хватит. Еще один вывод - любая непродуманная мелочь может привести к самым серьезным проблемам.

Эта серия глубоких погружений, несмотря на нестандартную ситуацию во время крайнего дайва, прошла успешно. Многие приобрели бесценный опыт, приходящий только во время реальных погружений. Надеюсь, он будет полезен и другим техническим дайверам.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования