Журнал DiveTEK - для увлеченных дайверов. Технологии полгружений. Поиск. История. Экспедиции.

Анонс нового номера


Ok Club Thailand


СНАРЯЖЕНИЕ

МЕСТА ПОГРУЖЕНИЙ
АФРИКА
ЕВРОПА
АЗИЯ
АМЕРИКА И КАРИБЫ


РЕКОНКИСТА - 2007
ФИЛИППИНЫ

ОКОНЧАНИЕ. Начало смотри в предыдущем номере

Сергей ЧЕРКАШИН
Рисунки Константина ПИЛИПЕНКО

23 сентября 1944 года воздушная разведка американских ВМС выявила в районе Бусуанга - Корон целую группу мелких островков, не отмеченных даже на самых подробных морских картах. Буквально на следующее утро вице-адмирал Марк Митчер, командующий оперативным соединением TF38, поднял в воздух с борта авианосца «Лексингтон» 24 бомбардировщика SB2C Helldiver и 96 истребителей F6F Hellcat. Справедливость была восстановлена - на дно ушло более 20 японских кораблей и транспортов: от небольших сухогрузов до танкеров водоизмещением 15 000 тонн. На сегодняшний день обнаружено только 14 из них на глубинах до 40 метров. Есть где полазать и есть что поискать:

Мне пришлось довольно долго объяснять Мигелю, кто такие американцы. Если с Японией было более или менее понятно, в его эпоху она называлась Сипанга, то родину их противников понадобилось показывать на глобусе. Дон Мигель внимательно изучил регион, в который я тыкал пальцем, и безапелляционно заявил, что неплохо знает этот народ по своим прошлым экспедициям с конкистадором Хуаном Грихальва и что их воины никогда не отличались особой храбростью, да и вообще, население этих земель весьма отсталое в своем развитии и умом не слишком наделенное. Возражать ему я не стал.

Манила встретила нас столичной суетой, людской толчеей и визгом клаксонов. Источником этого шума являются так называемые джипни, основной вид общественного транспорта, некий гибрид маршрутки и американского джипа времен Второй мировой. Причем здесь я впервые увидел кузова, выполненные из нержавейки. На совершенно невинный вопрос, какова вместимость этого экзотического транспортного средства, наш гид ответил по-восточному философски: 13 европейцев или 18 филиппинцев.

На постой мы разместились в отеле Sofitel (www.sofitel.com\asia), пожалуй, самой шикарной ночлежке в городе. Экскурсия по основанной в 1571 году столице впечатлила, но эйфории не вызвала. Благородный отпрыск рода д'Эспиноса-и-Вальдесов всю дорогу капризничал, щелкал курком аркебузы и требовал немедленного контакта с так полюбившимся ему «Сан Мигелем». В конце концов, мы вернулись в гостиницу, где этот контакт и был налажен.

И снова в путь. Покидая город, мы с Доном Мигелем впали в героико-лирическую меланхолию и, задрав бороды к небу, завыли строевую песню юных филиппинских конкистадоров: «Как сверкали эти искры на рассвете, Ах, какою сладкой Манила была:»

Остров Бадиан отделен от основного побережья узким проливом. Но до точки переправы мы около трех часов рассекали на автобусе города и веси Себу, самого заселенного из 7108 филиппинских островов. Частые остановки позволили ближе познакомиться с добродушным и приветливым местным населением. Только наш испанец смотрел на аборигенов с плохо скрываемой озлобленностью и при каждом удобном случае норовил поддеть их мечом. На одной из таких остановок он вперил мутный взор в притулившуюся у дороги декоративную мельницу и, взяв аркебузу наперевес, направился к ней с явно недобрыми намерениями. Мне стоило огромного труда остановить этот благородный порыв, объясняя Мигелю, что война с ветряными мельницами хоть и является традиционной испанской забавой, но в моду войдет только где-то лет через 85 после плавания Магеллана. Мишка мой загрустил не на шутку, и тут я, наконец, увидел, что такое в действительности рыцарь печального образа.

Если рай и в самом деле существует, то выглядеть он должен примерно как Badian Island Resort & Spa (www.badianhotel.com). Море, пальмы, песок, скалы: А люди! Такой теплой встречи и искреннего гостеприимства я еще нигде и никогда не видывал. С первой же минуты высадки на пирсе ощущение было такое, что мы все уже давным-давно знакомы, и не просто знакомы, а являемся закадычными друзьями. Настолько естественно и гармонично поставлен здесь сервис, причем совершенно ненавязчивый. Владелец курорта Хартвиг Шульц лично сопровождал нас в обзорной экскурсии по своим обширным владениям, не упуская даже самые дальние закоулки и подробно поясняя все нюансы здешней инфраструктуры. И это - несмотря на свой далеко не юношеский возраст (79 лет). И кстати, на праздничном ужине, устроенном в нашу честь, ни он сам, ни его жена Мария отнюдь не сачковали. В общем, вечер удался. Но последней каплей, сразившей меня наповал, была шикарная, уже наполненная ванна в моем номере, поверхность воды в которой была покрыта слоем цветочных лепестков, искусно выложенных в слово «Welcome»! После такого в туалет заходить я уже побоялся.

Затонувшего железа в здешних водах нет, во всяком случае, не найдено. Но насчет живности - все в порядке. Так что, если вы полагаете, что ваше место в раю, можете начать с Бадиана.

До Думагете, что в провинции Восточный Негрос, ходит скоростной паром из Себу. Мы осели в отдельном комплексе Bahura (www.bahura.com), расположившемся в живописной пальмовой роще. Визитной карточкой данного региона является остров Апо (не путать с рифом Апо в районе Бусуанги). На весьма ограниченной территории сосредоточено потрясающее многообразие тропической флоры и фауны. Недаром остров объявлен заказником. Местные течения бывают настолько сильными, что просвистываешь вдоль стенки, даже «мяу» сказать не успевая. Мы с Мигелем как-то оседлали такую струю и полетели. Похоже, у обоих в каком-то месте детство заиграло. Не знаю, кем возомнил себя мой напарник. Он вытащил свой немаленький меч и стал им размахивать по совершенно непредсказуемой траектории, так что мне приходилось виртуозно уворачиваться не только от выступающих кораллов, но и от мелькающей со всех направлений железяки. Свист клинка я слышал совершенно отчетливо даже под водой.

Вечером, когда мы сидели на берегу под разлапистой пальмой в лучах закатного солнца, Дон Мигель ткнул пальцем в сторону востока и меланхолично произнес:

Там расположен островок Хомонхон, с которого мы начали свое продвижение по этому архипелагу. Это было так недавно!..

В ответ я что-то буркнул на тему относительности субъективного восприятия. Но, кинув взор в указанном направлении, вспомнил, что те места имеют и еще одно отношение к истории, хотя и не такой далекой. Октябрь 1944 года, залив Лейте. Американцы высаживаются на одноименный остров. Идут ожесточенные бои за плацдармы. И именно в это время и в этом месте разыгрывается одна из наиболее драматических страниц войны на море.

Это происходило в 1944 году, а совсем недавно, в 2006-м, на останки линкора «Ямасиро» впервые попали дайверы. Команда Седрика Вердье осуществила это дерзкое погружение, несмотря на сильнейшее течение и совсем не детскую глубину - почти 200 метров.

Я думаю, что можно считать эпоху экстремальных технических погружений на Филиппинах открытой. Объектов здесь хватит на десятилетия вперед. Причем подавляющее большинство из них еще не найдено:

В Думагете нас завезли в сувенирный магазинчик. Из всего многообразия местных поделок мы с Мигелем, не сговариваясь, выбрали местный ром Tanduay, весьма достойный продукт. Легкий конфуз произошел, когда благородный Дон попытался расплатиться золотыми дукатами. Нас почему-то не поняли.

Недоработка испанской короны, - ехидно прокомментировал я.

Тем не менее, все закончилось благополучно, и в аэропорт Себу (ударение, как помним, на последний слог) мы прибыли в лучшем виде. В который раз я поразился способности Мигеля проходить через рамку детектора со всем своим металлоломом без единого звонка тревоги. Мечта террористов!

Я уже предвкушал, как буду знакомить испанского гранда с современной Европой, но неожиданно Дон Мигель Д'Эспиноса-и-Вальдес исчез так же внезапно, как и появился. Анализ ситуации привел меня к неожиданному выводу, что, по-видимому, канал перемещения во времени и пространстве все-таки существует, и что особенно интересно, вход в него всегда располагается в непосредственной близости от duty-free.

Как говорят у нас на Филиппинах: Mabuhay! В вольном переводе это значит: «Чтоб вам всем..!»

СРАЖЕНИЕ В ЗАЛИВЕ ЛЕЙТЕ

Командование японского императорского флота решило задействовать в контрдесантной операции на Лейте все боеспособные надводные силы. Беречь их уже не имело смысла: альтернативой почетной гибели флота в бою могла стать лишь петля блокады.

Артиллерийские корабли, выйдя разными маршрутами к заливу Лейте, должны были внезапно появиться там 25 октября и уничтожить транспорты снабжения, эскортные авианосцы и другие корабли, прикрывавшие десант. На временно лишенных снабжения и поддержки с воздуха и моря американцев готовился бросить все оставшиеся силы генерал Ямасита. Таков был план «Сё», реализация которого привела к крупнейшему морскому и воздушному сражению в истории. Относительно судьбы своих кораблей, участвующих в сражении, японское командование не питало особых иллюзий: в плане практически не уделялось внимания фазе их вывода из операции.

Корабли Нисимуры были обнаружены палубными самолетами к исходу дня 24 октября. Командующий 7-м флотом вице-адмирал Томас Кинкейд правильно заключил, что противник будет прорываться в залив Лейте проливом Суригато, и решил встретить его там, забрав из сил огневой поддержки шесть старых, но с мощной артиллерией линкоров, а также крейсеры и эсминцы. Когда корабли Нисимуры втянулись в пролив, их атаковали торпедные катера, но безуспешно. Несколько катеров было потеряно. Нисимура понял, что обнаружен, но продолжал идти вперед. Это был суровый, немногословный человек, ступенями его карьеры были только мостики от миноносца до линкора. Сердце его сжимала боль: накануне на Филиппинах погиб его единственный сын, и этой теплой ночью вице-адмирал готовился умереть.

Внезапно на эсминце «Шигурэ» заметили фосфоресцирующие полосы, приближающиеся к кораблям. Это были следы полусотни торпед, выпущенных с американских крейсеров и эсминцев, находившихся на выходе из пролива. Последовала серия взрывов. Одна из торпед попала во флагманский линкор «Ямасиро» (39 154 т, 12 орудий калибра 356 мм), один эсминец затонул, два потеряли ход. Прошло 18 минут, и от попадания торпеды и взрыва погреба разломился линкор «Фусо» (однотипный с «Ямасиро»). Впереди по курсу замелькали вспышки - это открыли огонь линкоры вице-адмирала Джесси Олдендорфа. Построение американских кораблей («палочка над Т» по отношению к колонне противника) трогательно напоминало Цусиму и Трафальгар. Олдендорф хотел использовать всю огневую мощь, однако в этом последнем в морской истории бою линейных сил только трем из его линкоров довелось стрелять прицельно - тем, которые были оснащены совершенными для своего времени РЛС типа Мк8. Другие же почти не различали противника на фоне окружающих островов и дали по одному-два залпа. Тем не менее, 225 снарядов калибра 356 мм нанесли смертельный удар японскому соединению. «Ямасиро» пылал, тяжелый крейсер «Могами» - тоже. Ответный огонь результативным не был. «Ямасиро» затонул, почти никто из его экипажа не спасся. Следом за кораблями Нисимуры, примерно в 30 милях, шло соединение Шимы.

Когда корабли втянулись в пролив, свое военное счастье вновь попытали американские торпедные катера. На этот раз они добились попадания в старый легкий крейсер «Абукума». Соединение миновало пылавший эсминец «Шигурэ», затем им повстречался крейсер «Могами», который тоже горел. Легкий крейсер «Начи» не сумел вовремя сманеврировать, произошло столкновение. Хотя Шима и не поддерживал связь с Нисимурой во время боя, он понял, что его ждет, но продолжал идти вперед. Наконец показались пылавшие половинки «Фусо». Оставалось еще два часа до рассвета, и Шима отвернул. Появившиеся утром над проливом тучи «эвенджеров» и «хэллдайверов» обнаружили лишь обломки да медленно ползший «Могами», который, прежде чем затонуть, получил «невероятное число попаданий».

Итогом этого крупнейшего в истории морского сражения было то, что некогда мощный Императорский флот сошел со сцены Тихоокеанской войны. Его уделом стали с тех пор лишь частные операции. Была разгромлена и японская авиация: ее потери за несколько недель боев составили около 7 тыс. машин (для сравнения: максимальная численность боеспособных самолетов германской авиации в годы Второй мировой войны не превышала 7835 машин, а максимальные месячные ее потери на всех фронтах - 3677 самолетов). Уходила в небытие «Великая восточноазиатская сфера совместного процветания». На просторах океана умирали удушаемые блокадой многочисленные островные гарнизоны - те, кого противник считал не стоящими десантной операции. Надежды на почетный мир исчезли.


Rambler's Top100

Дайвинг - рейтинг DIVEtop
Поддержать сайт в
рейтинге DIVEtop.ru
Яндекс цитирования

Обмен сылками


Get Adobe Reader
DiveTek © 2003-2008. При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.dive-tek.ru обязательна.
Главная Главная Карта сайта e-mail Skype us Домашняя страница О журнале Анонс Рубрики Архив журнала Контакты Реклама English Условия использования